+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Сделка признана фиктивной обнаружены другие. Фиктивная сделка это

Содержание

Фиктивность сделок. Позиция налоговых органов и судов

Сделка признана фиктивной обнаружены другие. Фиктивная сделка это

В ходе проведения мероприятий налогового контроля (проверочных мероприятий) в отношении налогоплательщика, налоговый орган может прийти к выводу о совершении проверяемым лицом фиктивных сделок или хозяйственных операций с определенным кругом контрагентов.

Что же сегодня под фиктивной сделкой понимают налоговые органы? С позиции налоговиков, фиктивная сделка – это сделка, совершенная налогоплательщиком без преследования какой-либо хозяйственной цели.

Иными словами, это сделки или иные хозяйственные операции, которые совершены налогоплательщиком и его контрагентом исключительно с целью снижения налогооблагаемой базы.

Такие выводы налоговиков довольно чреваты для налогоплательщиков и могут привести к очень серьезным последствиям – доначисление налогов, пени, начисление штрафов, порой приравненных по размеру к годовой выручке компании налогоплательщика.

Самым неблагоприятным для налогоплательщика исходом может послужить передача материалов налоговой проверки в следственные органы для возбуждения уголовного дела по фактам намеренного уклонения налогоплательщика от уплаты налогов и сборов.

При этом если сам налогоплательщик осуществляет свою деятельность на абсолютно легальных условиях, это не значит, что к нему не могут быть предъявлены обвинения по фактам нарушения налогового законодательства, поскольку в группу риска также могут попасть те компании, чьи контрагенты уже находятся на так называемой «галочке» у налоговиков как контрагенты, замеченные в фиктивных сделках с иными лицами.

Методы выявления фиктивности сделок и хозяйственных операций налогоплательщиков

Так, в процессе проведения проверочных мероприятий или камеральных налоговых проверок налоговики осуществляют проверку контрагентов налогоплательщика на признаки «фирмы-однодневки» или их фигурирование в ином реестре компаний, осуществляющих «серую» деятельность (более подробно о «фирмах-однодневках» можно узнать из нашей статьи «Ответственность за регистрацию «фирм-однодневок» и за внесение ложных сведений в ЕГРЮЛ», в которой мы раскрывали понятие «фирм-однодневок» и указывали какие действия предпринимают налоговые органы в отношении «фирм-однодневок»). Если у проверяемого налогоплательщика будут выявлены подобные контрагенты, налоговые органы запускают в отношении такого налогоплательщика комплекс проверочных мероприятий, направленных на сбор доказательственной базы, подтверждающей фиктивность сделок, совершенных налогоплательщиком с такими контрагентами. В таких случаях действия налоговиков могут выражаться в следующем:

  • осмотр помещений юридического лица и его контрагентов.В ходе осмотров налоговыми органами выявляются факты нахождения налогоплательщика по своему юридическому адресу, наличия или отсутствия необходимых для исполнения фиктивной сделки площадей, оборудования, товаров, транспорта и т.п., а также наличие на рабочих местах директора компании налогоплательщика и сотрудников.
  • опросы очевидцев.Должностные лица налоговых органов зачастую  подкрепляют свои доводы показаниями очевидцев. В таких случаях  налогоплательщику следует обратить внимание на идентификацию лиц, дающих какие-либо показания в отношении проверяемого налогоплательщика. Часто в протоколе осмотра должностные лица налоговых органов допускают ошибки в составлении протоколов, указывая в нем лишь обобщенную формулировку, к примеру: «со слов сотрудников других (соседних) организаций, о проверяемом юридическом лице они ничего не слышали (не знают)».
  • допросы свидетелей.Протоколы допросов свидетелей также являются одним из доказательств, которые в совокупности могут подтвердить правовую позицию фискалов. Поэтому, налогоплательщику, намеревающемуся оспорить решение налогового органа в судебном порядке предварительно рекомендуется изучить подобные документы.
  • осмотры, оперативные/следственные мероприятия, проводимые правоохранительными органами.При наличии признаков налоговых или других правонарушений в офис компании налогоплательщика могут быть направлены сотрудники правоохранительных органов. В таком случае может быть проведен совместный рейд с налоговой инспекцией, либо только по инициативе правоохранителей. 
  • получение сведений из банков.В ходе проведения такого рода проверочных мероприятий налоговики проводят анализ банковских операций налогоплательщика и его контрагентов. Причем данный анализ может коснуться и контрагентов следующих звеньев из общей цепочки взаимоотношений контрагентов с налогоплательщиком. Здесь налоговики выявляют цепочку циркуляции денежных средств, перехода денежных средств на счета аффилированных компаний, вывода средств или их обналичивание через «фирмы-однодневки» либо на счета зарубежных компаний (офшор).

Позиция налоговых органов в отношении фактов фиктивности сделок. Доказывание фиктивных сделок и операций налоговым органом.

Итак, подобрав необходимую доказательственную базу, налоговые органы принимают решение о наличии или отсутствии фиктивных сделок в составе хозяйственных операций компании налогоплательщика.  Если налоговая все же усмотрит факт совершения налогоплательщиком фиктивной сделки, перерасчета налоговой базы такому налогоплательщику не избежать.

При этом следует учитывать, что по налогу на прибыль для целей налогообложения не учитываются расходы по фиктивным сделкам и операциям, а по НДС следуют отказы в возмещении сумм налога, перечисленного в составе платежей по таким фиктивным сделкам (операциям).

В результате налогоплательщик, совершающий фиктивные операции, все равно нарвется на доначисление пени и штрафов.

Самым негативным последствием для налогоплательщика, увлекающегося фиктивными сделками и операции на протяжении нескольких отчетных периодов является то, что при сумме недоплаченных налогов за три года подряд свыше двух миллионов рублей, налоговики не раздумывая передают такие материалы в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела.

 Поэтому решить подобную проблему  можно, пожалуй, двумя способами: первый – добровольно оплатить сумму недоплаченных налогов в полном объеме, второй – добиваться через суд признания актов налоговых органов незаконными. Сразу стоит отметить, что при выборе второго способа решения проблемы с фискалами, налогоплательщик должен быть готов опровергнуть все выдвинутые к нему аргументы налоговиков.

Теперь рассмотрим самые распространенные признаков фиктивности сделок и хозяйственных операций, с позиции налоговых органов:

  • Отсутствие контрагента по юридическому адресу, регистрация контрагента по адресу массовой регистрации;
  • Отсутствие ресурсов для выполнения контракта (складов, оборудования, товаров и т.п.);
  • Неуплата контрагентом налогов в бюджет либо их минимальная уплата;
  • Показания руководства контрагента;
  • Экспертное заключение;
  • Транзитный характер движения денежных средств;
  • Признаки цикличного движения денежных средств;
  • Признаки нелегального вывода денежных средств.

Источник: http://apgmag.com/fiktivnost-sdelok/

Фиктивная сделка гк рф

Сделка признана фиктивной обнаружены другие. Фиктивная сделка это

Эта статья или раздел описывает ситуацию применительно лишь к одному региону (Россия) , возможно, нарушая при этомправило о взвешенности изложения.Вы можете помочь Википедии, добавив информацию для других стран и регионов.

Недействи́тельность сде́лки — это установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, кроме тех, которые связаны с её недействительностью.

Недействительная сделка — это сделка, которая не порождает желаемого сторонами правового результата, а при определенных условиях влечет возникновение неблагоприятных для сторон последствий.

Недействительная сделка — это сделка, которая не влечёт юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с её недействительностью.

Общие положения

По общему правилу, недействительной признаётся любая сделка, не соответствующая требованиям законодательства. Данное правило применяется во всех случаях, когда сделка, совершённая с нарушением требований закона, не подпадает под действие специальных норм, закрепляющих особые основания признания сделок недействительными.

Признание сделок недействительными влечет за собой аннулирование прав и обязанностей, реализация которых привела бы к нарушению закона.

Поэтому сделка, признанная недействительной, недействительна с момента её совершения.

Однако, если из содержания сделки вытекает, что она может быть прекращена лишь на будущее время, то действие сделки, признанной недействительной, прекращается на будущее время.

Основания недействительности сделок

Основания недействительности сделок определяют порядок признания их недействительными и исчерпывающе перечислены в Гражданском кодексе РФ.

Согласно статьи 166 Гражданского Кодекса РФ сделка является недействительной в таких случаях:

  1. Сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания её таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
  2. Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе.

Ничтожная сделка

При совершении ничтожной сделки характер её нарушения позволяет признать её недействительной при установлении самого факта такого нарушения. Ничтожная сделка не требует подтверждения своей недействительности судом, она недействительна сама по себе. Однако требование о признании недействительной ничтожной сделки может быть заявлено в суд.

Суд, признавая сделку ничтожной, не придает ей статус недействительной, а лишь констатирует факт её недействительности, устраняя таким образом неопределенность в правоотношениях. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с её недействительностью, и недействительна с момента её совершения.

Виды ничтожных сделок:

  • Мнимые (фиктивные) сделки — сделки, совершённые для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия, но создающие только их видимость (например, мнимое дарение имущества должником с целью не допустить описи или ареста этого имущества).
  • Притворные сделки — сделки с намерением создать правовые последствия, но прикрывающие своей формой другие сделки, которые были совершены реально. Такая сделка сама по себе ничтожна, а к прикрываемой ей сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учётом существа сделки применяются относящиеся к ней правила.
  • Сделка, совершённая с нарушением требований закона или иного правового акта
  • Сделка, совершённая малолетним
  • Сделка, совершённая лицом, признанным недееспособным
  • Сделка, совершённая с нарушением требований законодательства о её форме

Федеральным законом от 07.05.2013 N 100-ФЗ с 1 сентября 2013 года статья 166 ГК РФ изложена в новой редакции. О праве суда применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе см. пункт 4 статьи 166 ГК РФ в новой редакции.

Оспоримая сделка

Оспоримые сделки напротив, требуют признания своей недействительности судом при наличии предусмотренных законом оснований.

Оспоримая сделка, как и ничтожная сделка, является недействительной сделкой и в силу п.1 ст.167 ГК РФ не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с её недействительностью, и недействительна с момента её совершения.

Условия недействительности сделок

Согласно статье 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с её недействительностью, и недействительна с момента её совершения.

Если сделка недействительна, то каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, то есть возмещается его стоимость, либо возвращается в натуре.

Но при условии того, что применение последствий не противоречит основам правопорядка или нравственности, то есть направленных на охрану и защиту основ конституционного строя, прав и свобод человека и гражданина либо противоречит основам морали, то есть грубо нарушает сложившиеся в обществе представления о добре и зле, хорошем и плохом, пороке и добродетели.

Обратим внимание на статьи 171, 177 ГК РФ, в которой указывается, что сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства или неспособного понимать значение своих действий в момент совершения сделки, является недействительной. Недействительность таких сделок признается судом по иску потерпевшего. В этом случае происходит возврат друг другу всего полученного в натуре, а при невозможности такого возврата — возмещение его стоимости в деньгах.

Статья 179 ГК РФ гласит, что недействительны сделки, совершённые под влиянием обмананасилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств.

Под обманом понимается намеренное введение в заблуждение участника сделки его контрагентом или иным лицом, непосредственно заинтересованным в данной сделке.

Если сделка совершена под влиянием обмана, допущенного посторонним лицом (например, лицом, желающим просто причинить вред одному из её участников), для применения последствий, предусмотренных статьёй 179, нет оснований и такая сделка может быть квалифицирована по статье 178 ГК.

Под насилием понимается физическое противоправное воздействие на участника сделки со стороны его контрагента или выгодоприобретателя по заключённой сделке (например, избиение).

Под угрозами подразумевается психическое воздействие на участника сделки. Не всякая угроза способна опорочить сделку, а лишь такая, которая объективно может воздействовать на участника сделки с целью понуждения его к её заключению, то есть существенная угроза.

Для признания угрозы существенной обязательным условием является её реальность, то есть действительная возможность причинения значительного вреда участнику сделки либо его близким. Если угроза не существенна, то по этому основанию сделка не может признаваться недействительной.

Не имеет значения, если участнику сделки угрожают правомерным действием, например заявлением в полицию, сообщением в налоговую инспекцию.

Кабальные сделки — сделки, совершенные вследствие стечения тяжёлых обстоятельств и на крайне невыгодных условиях.

В отличие от обмана, обстоятельства, влияющие на формирование воли, возникают независимо от другого участника сделки, однако он осознает их наличие и пользуется этим для заключения выгодной для себя, но крайне невыгодной для контрагента сделки.

Сам потерпевший от такой сделки, как правило, осознаёт её кабальный характер, но волею обстоятельств, в силу крайней нужды, он вынужден совершить эту сделку. Невыгодность проявляется в несоразмерности уплачиваемой цены и реальной стоимости сделки.

Согласно статье 172 ГК РФ, ничтожной сделкой является сделка, совершённая несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним).

Сделка может быть совершена только в случае требования несовершеннолетнего родителей, усыновителей или опекуна и признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего. Исключение являются мелкие бытовые и некоторые другие сделки. В этом случае малолетние граждане в праве совершать сделки самостоятельно.

В статье 175 ГК РФ говорится, что сделка, совершённая несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется в соответствии со статьей 26 настоящего Кодекса, может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей или попечителя.

Механизм реализации прав и обязанностей сторон недействительной сделки

В нормативной конструкции реституции предусмотрено несколько механизмов реализации прав и обязанностей сторон недействительной сделки по возврату имущества, служившего предметом её исполнения.

  1. В зависимости от правового режима имущества:
    • Механизм возврата индивидуально-определенных вещей (реституция владения).
    • Механизм возврата вещей, определённых родовыми признаками, а также денег и ценных бумаг на предъявителя, и осуществления денежной компенсации при невозможности возврата полученного в натуре, в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге (компенсационная реституция).
  2. В зависимости от наличия умышленной вины:
    • Механизм возврата в первоначальное имущественное положение обеих сторон (двусторонняя реституция).
    • Механизм возврата в первоначальное имущественное положение одной стороны (односторонняя реституция).
    • Недопущение реституции

Реституция владения

При осуществлении права требования возврата индивидуально-определенной вещи и исполнении одноименной обязанности субъектами недействительной сделки применяется общее правило о возвращении всего полученного по сделке. При этом сторона, истребующая переданную по сделке вещь, не только не должна доказывать своего права на эту вещь, но может и не иметь такого права.

При отчуждении вещей недееспособным или малолетним лицом, а также при совершении сделки под влиянием обмана, заблуждения, вследствие стечения тяжелых обстоятельств и в других случаях совершения недействительных сделок, вещи должны быть возвращены сторонам, произведшим отчуждение по таким сделкам независимо от права на них. Например, малолетний ребенок, не достигший четырнадцатилетнего возраста, продает дорогой мотоцикл отца. Мотоцикл должен быть возвращен ребенку независимо от того, что у него нет прав на него.

Компенсационная реституция

Компенсационный характер реституции обусловлен природой вещей, определяемых родовыми признаками, денег и ценных бумаг на предъявителя, которые ввиду своей обезличенности могут быть заменены вещами, деньгами и ценными бумагами такого же рода. Будучи переданными во исполнение недействительной сделки, они становятся объектами права собственности или иного вещного права приобретателя, таким образом имеет место неосновательное обогащение последнего.

Двусторонняя реституция

Двусторонняя реституция предполагает возвращение обеих сторон в первоначальное имущественное положение, которое имело место до исполнения недействительной сделки. Двусторонняя реституция наступает во всех случаях недействительности сделки, если в законе не указаны иные имущественные последствия, и применяется к следующими сделкам:

  • Сделки, совершённые с нарушением формы и правил о государственной регистрации.
  • Сделки, совершённые с выходом за пределы правоспособности юридического лица.
  • Сделки, совершённые с выходом за пределы ограничений полномочий
  • Сделки, совершённые малолетними, несовершеннолетними в возрасте 14 — 18 лет, ограниченно дееспособными, недееспособными, а также лицами, не способными понимать значения своих действий и руководить ими.
  • Сделки, совершённые под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение.
  • Сделки, совершённые с целью, противной основам правопорядка и нравственности, если ни одна из сторон не допустила умысла.

Односторонняя реституция

Другим правовым последствием недействительности сделки является односторонняя реституция, заключающаяся в том, что исполненное обратно получает только одна сторона сделки (добросовестная).

При признании недействительными сделок, заключенных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или при стечении тяжелых обстоятельств, потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах.

Кроме того, потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб (п. 2 ст. 179 ГК). 

Как видно, недобросовестная сторона исполненного назад не получает. Оно передается в доход государства. Если же недобросовестная сторона не успела исполнить сделку, в доход государства передается то, что подлежит исполнению. Таким образом, в отношении недобросовестной стороны применяется санкция конфискационного характера. 

Односторонняя реституция для невиновного и обращение в доход Российской Федерации имущества, полученного им по сделке, а также причитавшегося ему в возмещение переданного виновной стороне, также предусмотрены для сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности, если виновно действовала только одна сторона. 

Нормативные правовые акты

Источник: https://juridic-help.ru/fiktivnaya-sdelka-gk-rf/

Когда мошенничество – это сделка, а сделка – это мошенничество

Сделка признана фиктивной обнаружены другие. Фиктивная сделка это

При расследовании экономических преступлений российский правоохранитель зачастую использует положения ст. 159 УК о мошенничестве. Но квалификация по данному составу сопряжена с риском совершения ошибки. Ведь иногда объективная сторона мошенничества очень похожа на совершение гражданско-правовой сделки.

Евгений Сивков, вебинар

Сделка или мошенничество?

Итак, что закон понимает под мошенничеством? Это разновидность хищения, а признаки подобного деяния указаны в примечаниях к ст. 158 УК: противоправность; безвозмездность; прямой умысел; корыстная цель; причинение собственнику либо владельцу имущества ущерба.

Обладая всеми родовыми признаками хищения, мошенничество отличается от смежных составов способом совершения деяния. Это обман и злоупотребление доверием.

Именно путем обмана и (или) злоупотребления доверием мошенник вводит в заблуждение потерпевшего, благодаря чему имеет место дефект воли владельца похищаемого имущества.

Важную роль для квалификации по данному составу играет Постановление ВС РФ от 30.11.2017 № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Мошенничество и злоупотребление правом

Такое преступление, как мошенничество, имеет своеобразного «близнеца» в сфере гражданского права. Это сделка, заключенная под влиянием насилия, угрозы или обмана, которая может быть признана судом недействительной по иску потерпевшей стороны (см. ч. 1 и ч. 2 ст. 179 ГК).

Такие сделки закон относит к числу оспоримых, то есть для ее признания недействительной требуется соответствующее решение суда. Напомню, что другая разновидность недействительных сделок – ничтожная сделка – судебного решения не требует (см. ч. 1 ст. 166 ГК).

Признавая или не признавая оспоримую сделку недействительной, суд должен учитывать степень воздействия обмана и (или) заблуждения на способность потерпевшего разумно и объективно оценивать ситуацию, в которой заключалась сделка, то есть степень дефекта воли стороны.

Следовательно, даже при использовании таких способов, как обман и заблуждение, сделка может быть признана действительной, что, соответственно, порождает вытекающие из нее права и обязанности сторон. Кроме того, гражданский процесс в отличие от уголовного начинается только по воле потерпевшего, подавшего в суд исковое заявление.

Таким образом, в силу совпадения некоторых элементов составов двух видов правонарушения (уголовного – мошенничества, и гражданско-правового – сделка, заключенная под воздействием обмана либо заблуждения), возникает конкуренция норм права.

Возможна ситуация, когда сделка не признается недействительной в силу того, что потерпевший не подал исковое заявления, а уголовное дело о мошенничестве возбуждается. Такую возможность не исключает КС РФ (см. Постановление КС РФ от 11.12.

2014 № 32-П).

Важное отличие

В чем же отличие мошенничества от сделки? Ответ на этот вопрос содержится в п. 26 упомянутого выше Постановления № 48. Это цель. При мошенничестве цель корыстная, а при заключении сделки – получение прибыли.

Корыстная цель предполагает стремление не только к личному обогащению, но и к возможности свободного распоряжения похищенным имуществом путем его отчуждения в пользу третьих лиц под видом собственного имущества мошенника.

А вот получение прибыли является неотъемлемой частью ведения предпринимательской деятельности и законом не запрещается (см. ст. 2 ГК).

Но мошенничество может осуществляться и в рамках действительной сделки. Это возможно в том случае, когда такой признак правонарушения, как противоправность, был как уголовным, так и гражданско-правовым. При этом кроме нарушения свободы воли потерпевшего имеют место и такие обстоятельства, как заключение фиктивной сделки, осуществление контрагентом недобросовестных действий.

Показательный пример

В 2009 году один российский банк заключил 30 форвардных сделок по купле-продаже американских долларов с компанией, которая была зарегистрирована на Кипре.

Следователи посчитали, что курс валюты при заключении сделки был искусственно завышен, что было сделано руководством компании с целью хищения. Способом хищения 240 млн.

рублей у банка, по мнению следствия, стал обман, что позволило квалифицировать деяние как мошенничество по ч. 4 ст. 159 УК. А с гражданско-правовой точки зрения имело место заключение фиктивной сделки.

Но здесь нужно вспомнить о том, что собой представляет форвардная сделка (см. п. 4 Указания Банка России от 16.02.2015 № 3565-У «О видах производных финансовых инструментов»).

При заключении форвардной сделки о передаче в будущем иностранной валюты одной стороной другой, ее участники, используя различные прогностические методики, устанавливают курс валюты на ту или иную дату в будущем, стремясь получить прибыль в виде разницы между курсами валюты на заранее определенные даты. Разумеется, сказать точно, каким будет курс валюты на конкретную дату, стороны не могут. Прибыль получает та сторона сделки, чей прогноз окажется точнее. Другая сторона остается в убытке. И такие сделки считаются законными, если хотя бы одна из ее сторон имеет лицензию на проведение биржевых операций (см. ч. 2 ст. 1062 ГК).

Характерно, что банком добровольно были исполнены 14 сделок по невыгодному для него курсу, по одной сделке банк получил прибыль, четыре выгодные для банка сделки были исполнены в принудительном порядке по решению АС г. Москвы (на сумму порядка 2 млрд. руб.).

А 11 сделок были расторгнуты сторонами еще до момента исполнения. В конечном итоге именно банк получил прибыль примерно в 1,7 млрд. руб. Все сделки были заключены в один день.

Тем не менее, следователи сочли, что в случае заключения контрактов, по которым банк совершил ошибку, имело место мошенничество.

Компания подала встречный иск к банку, настаивая на мнимом характере заключенных сделок. АС г. Москвы в решении от 14.03.2016 было установлено, что все контракты относятся к числу действительных сделок, то есть признак противоправности с точки зрения гражданского права в деле отсутствует. Вышестоящие инстанции с этим согласились.

Из самого существа форвардных сделок следует, что стороны не могут находиться под воздействием обмана, поскольку прекрасно осведомлены об условиях заключения контрактов. Они добровольно соглашаются нести соответствующие риски. Поэтому о цели причинения ущерба другой стороне говорить в данном случае не приходится.

Еще один пример, свидетельствующий о серьезных трудностях разграничения сделки и мошенничества.

Против некого М. было выдвинуто обвинение в совершении мошенничества по ч. 4 ст. 159 УК. Ему инкриминировалось то, что он в 2006 году совместно с другими лицами получал на подконтрольную компанию денежные средства в Сбербанке по кредитным договорам для строительства птицефабрики, закупки оборудования, приобретения комбикорма. По мнению следствия, М.

изначально не собирался возвращать Сбербанку полученные средства. А предоставленные им в банк документы содержали заведомо ложные и недостоверные сведения о финансовом положении как заемщика, так и его поручителя. Компания, подконтрольная М., заключила 23 кредитных договора и частично их исполнила. Следствие посчитало, что это было сделано с целью маскировки истинных целей М.

по присвоению большей части полученных средств. Об этом якобы свидетельствовала и пролонгация ряда кредитных договоров. Компания также получила субсидии в размере около 2 млрд. руб. для того, чтобы возместить часть своих затрат на уплату процентов по кредитам. Следователи посчитали, что это было сделано с целью скрыть от Сбербанка истинный уровень платежеспособности заемщика.

Материальный ущерб, причиненный банку, был оценен следствием в размере 4 млрд. руб.

И тем не менее, говорить о мошенничестве в данном случае неуместно. Все отношения между М. и Сбербанком носили гражданско-правовой характер, за рамки закона не выходили. Кредитные договоры заключались надлежащим образом (см. ст. 819 ГК). Изучая представленные М. документы, сотрудники Сбербанка не обнаружили ничего подозрительного, поэтому говорить о том, что М.

представил заведомо ложные сведения, нельзя. Банк предпринял все необходимые меры по обеспечению взятых на себя М. обязательств (личное поручительство, залог имущества заемщика и т.п.). Несмотря на то, что всего между банком и компанией М.

было заключено 64 кредитных договора (41 выполнен полностью, 23 – частично), Сбербанк ни разу не обращался в суд с иском о признании сделок недействительными ввиду обмана или введения в заблуждение. Стороны неоднократно пролонгировали договоры, заключали допсоглашения, подписывали мировые соглашения.

То есть возврат долга был возможен с использованием чисто гражданско-правовых инструментов. И стороны ни разу не выразили сомнения в реальном, а не мнимом характере заключаемых сделок.

Кредитные мошенничества

Рассмотренная выше ситуация не может считаться уникальной. Что является камнем преткновения при рассмотрении судами дел по кредитным мошенничествам? Это, в первую очередь, необходимость точного определения предмета преступления.

Для кредитного мошенничества в таком качестве может выступать лишь тело кредита. При выявлении намерения обвиняемого в мошенничестве лица не возвращать полученные деньги, предметом хищения будет признаны те средства, которые поступили на счета заемщика.

А вот проценты за использование кредита, штрафы, пени, упущенная выгоды в состав ущерба включены быть не могут. Ведь из примечания 1 к ст. 158 УК следует, что говорить о хищении можно лишь в случае причинения потерпевшей стороне прямого действительного ущерба.

А такой ущерб заключается в уменьшении фондов владельца имущества, сюда не входят средства, которые еще в такие фонды не поступили.

Еще один важный момент. Напомню, что одним из признаков хищения выступает его безвозмездный характер. Из п.

30 Постановления № 48 следует, что замена похищенного имущества менее ценным не исключает квалификации деяния именно как мошенничества.

Поэтому суды при установлении размера ущерба потерпевшей стороне не обязаны учитывать малоценное имущество, которое виновный вернул своей жертве, путем вычитания его стоимости из полной стоимости похищенного имущества.

Вернемся к рассмотренному выше делу. М. было инкриминировано хищение на сумму свыше 4 млрд. руб., именно такая сумма была перечислена Сбербанком по 23 кредитным договорам, на эту сумму уменьшились его фонды. Компания М. погасила задолженность на сумму 412 млн. руб. На эту сумму размер ущерба банка был снижен.

В качестве процентов Сбербанку было перечислено еще свыше 2 млрд. руб. То есть банк получил от должника 2,6 млрд. руб. А после банкротства компании, подконтрольной М., Сбербанк был наделен правами требования на сумму более 3,8 млрд. руб. В конечном итоге в порядке компенсации за кредит в размере 4 млрд. руб.

Сбербанк получил от должника порядка 6,5 млрд. руб.

А теперь вопрос: как обстоит дело с таким обязательным признаком мошенничества, как безвозмездность?

Вы заметили, что мы любим все оптимизировать? Тогда, вот еще один пример: мы идем в ногу со временем и используем чат-боты, которому мы не платим зарплату и не начисляем налоги: У нас есть чат-бот, который отвечает за продажу семинаров, чат-бот, который отвечает за продажу книг и телеграмм-канал «Налоговая балалайка», где мы даем инструкции по выживанию для бизнеса.

Налоговый консультант, к.э.н., Е. Сивков

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b559dd452631e00a94f29d4/5e330304f0472f788c3456c7

Чем опасны фиктивные операции: свежая судебная практика

Сделка признана фиктивной обнаружены другие. Фиктивная сделка это

Фиктивные работники

  • ФНС проверяет обоснованность расходов на оплату труда
  • Как снизить риски

Фиктивные посредники

  • ФНС ищет фиктивные посреднические договоры
  • Как снизить риски

Фиктивная цена

  • ФНС отслеживает подозрительно низкие цены в договорах
  • Как снизить риски

Фнс проверяет обоснованность расходов на оплату труда 

зарплата сотрудников всегда считалась самым безопасным расходом с точки зрения налоговых рисков. и это логично: если работодатель заключил с сотрудником трудовой договор, то он обязан начислять и выплачивать ему вознаграждение. а его можно без проблем учесть при налогообложении и на осно, и на усн (ст. 255 нк рф, пп. 6 п. 1 и п. 2 ст. 346.16 нк рф). 

чтобы документально обосновать эти расходы, нужен трудовой договор, приказ о приёме на работу, правильно заполненный табель учёта рабочего времени и расчётные ведомости. всё просто.

но недавно верховный суд рф указал, что это справедливо только для тех работников, которые действительно трудятся в компании.

если же кадровые документы оформлены по всем правилам, но фактически сотрудники в компании только числятся, то и расходы на их зарплату при налогообложении учитываться не должны.

но как фнс установит, что работники фиктивные, если есть все кадровые документы, которые подтверждают обратное?

в компании «кошкин дом» числились повар василий, кондитер максим и пекарь людмила. все они были официально приняты на работу, у каждого был трудовой договор и табель учёта рабочего времени.

каждый месяц компания начисляла и выплачивала им зарплату, с которой начислялись страховые взносы и удерживался ндфл. но при этом на балансе или за балансом у компании не было кондитерского цеха, где могли бы работать эти сотрудники.

и вообще «кошкин дом» — это книжное издательство, которое готовит книжки, а не пирожки. 

инспектор фнс проверил компанию и установил, что штатное расписание не соответствует производственным мощностям. в реальности все «производственные» сотрудники на условиях полной занятости работали в ресторане «три поросёнка». издательство и ресторан размещались в одном здании, были связаны «перекрёстными» договорами аренды и принадлежали одной семье.

когда инспектор выяснил, где на самом деле работали василий, максим и людмила, он понял, зачем нужно было принимать их на работу в издательство. оказывается, ресторан «три поросёнка» применял «доходную» усн. таким незамысловатым способом владельцы издательства и ресторана, взаимозависимые лица, учитывали расходы на персонал при налогообложении.

василия, максима и людмилу признали фиктивными работниками для издательства. трудовые договоры с ними «кошкин дом» заключал формально, фактически их работодателем был ресторан «три поросёнка». все кадровые документы по этим работникам тоже были признаны фиктивными, а значит, выплаты по таким договорам компания не имела права включать в состав расходов для налогообложения.

в итоге все суммы вознаграждений в пользу фиктивных работников и начисленные страховые взносы были исключены из расходов (определение вс рф от 01.04.2019 № 309-эс19-2735 по делу № а60-11262/2018).

компенсировать уплаченные за василия, максима и людмилу страховые взносы у издательства не получится. в таких спорах ни инспекторы, ни судьи не настаивают на недействительности самих трудовых договоров.

речь идёт только о том, что работник по конкретному договору в реальности трудился в другой компании, причём делал это по указанию или с согласия своего официального работодателя.

в конце концов, это именно работодатель не требовал от работника исполнения трудовых обязанностей, хотя имел на это полное право (ст. 15 и 22 тк рф). а раз так, то трудовой договор не может считаться незаключенным или недействительным. 

это значит, что все выплаты в пользу работника по такому трудовому договору облагаются страховыми взносами. и взносы, начисленные на зарплату фиктивным работникам, не считаются излишне уплаченными и возврату не подлежат.

как снизить риски

проблемы могут возникнуть не только у компаний, которые пытаются незаконно учесть расходы на персонал, но и у тех, кто передаёт работников взаимозависимым фирмам с законными бизнес-целями. например, дочерней организации персонал требуется временно — на период пусконаладочных, ремонтных работ или в сезон.

чтобы фнс не признала сотрудников материнского юрлица фиктивными, нужно следовать нескольким простым правилам.

правило 1. оформляйте кадровые документы о направлении работника

если компании находятся в разных местностях, то это может быть приказ о командировке, если в одном населённом пункте — подойдёт письменное распоряжение или поручение. 

правило 2. заключайте с принимающей стороной договор

отправить работника в другую организацию просто так нельзя. под каждое такое направление должно быть юридическое обоснование — договор с принимающей стороной. в нём фиксируются обязательства работодателя, из-за которых и возникает необходимость отправить сотрудника в командировку.

правило 3. работа на другую фирму должна быть временной

любая работа на другое юрлицо должна быть временной, причём не на бумаге, а фактически. в противном случае речь это будет аренда персонала, а это в большинстве случаев запрещено (ст. 56.1 тк рф). 

попытки выдать постоянную работу за временную фнс с лёгкостью разоблачает. для этого инспекторам достаточно допросить самих работников и их коллег по официальному и реальному месту работы (ст. 90 нк рф).

Фнс ищет фиктивные посреднические договоры

компании «аладдин» и «джафар» заключили договор комиссии. его условия были настолько общими, что «аладдин» мог совершать сделки как по продаже, так и по покупке.

круг товаров, с которыми «джафар» поручил работать «аладдину», тоже не был ограничен: «аладдин» мог продавать и покупать абсолютно любые ковры, шелка и специи. более того, договор комиссии был единственным документом, который оформлял посреднические операции.

ни заданий, ни поручений «джафар» в рамках договора не оформлял и не передавал комиссионеру, а «аладдин» не спешил перечислять «джафару» деньги от продаж, указанные в отчётах.

после заключения договора комиссии «аладдин» продолжил заниматься тем же, что делал раньше, — закупал товары у своих прежних поставщиков и продавал их на своём базаре. при этом «аладдин» не разделял товары на собственные и комиссионные, а продавал их вместе. 

налоговый инспектор провёл расследование. оказалось, что посреднический договор «аладдина» и «джафара» — фиктивный. компании заключили его, чтобы «аладдин» сохранил право на применение усн.

верховный суд увидел здесь схему дробления бизнеса: компания снижает налоги при помощи договора комиссии. он признал договор недействительным и постановил, чтобы всю выручку от «комиссионных» продаж включили в доходы комиссионера. в результате «аладдин» утратил право на усн и должен был уплатить доначисленные налоги (определение вс рф от 22.07.2019 № 304-эс19-10461 по делу № а67-6778/2017).

ФНС отслеживает подозрительно низкие цены в договорах

В зоне риска оказываются любые контрагенты, а не только взаимозависимые: ФНС доначислит налог, если обнаружит, что стороны намеренно занизили цену сделки (пп. 1 п. 2 ст. 54.1 НК РФ).

Сергей Лопахин решил купить вишнёвый сад у Полины Раневской. Кроме прекрасных вишнёвых деревьев, на участке стоял недострой, готовый всего на 6 %.

Для Лопахина этот недострой не представлял никакой ценности, он хотел купить только сад, поэтому в договоре купли-продажи Раневская указала, что земля стоит 13,99 млн рублей, а недостроенный дом — всего 10 тыс. рублей. На самом же деле в строительство этого дома Раневская вложила 14 млн рублей.

Чтобы не платить по сделке НДС, Раневская занизила стоимость дома и заложила её в цену вишнёвого сада, потому что продажа земли этим налогом не облагается (пп. 6 п. 2 ст. 146 НК РФ).

При налоговой проверке схема, которую придумала Раневская, открылась. Выяснилось, что земельный участок специально был продан по цене ниже балансовой, и это привело к недоплате НДС.

То, что Лопахину сам дом был не нужен, а налоговики не смогли доказать взаимозависимость Раневской и Лопахина или «серые» расчёты между ними, на решение судей не повлияло.

В результате Раневской всё равно пришлось уплатить НДС, исчисленный с полной стоимости недостроенного дома (Определение ВС РФ от 04.06.2019 № 309-ЭС19-5047 по делу № А60-16106/2018).

Как снизить риски

Даже отсутствие взаимозависимости не защитит от доначислений, если цена по сделке настолько ниже рыночной, что её можно признать фиктивной. Если же договор с фиктивной ценой заключают взаимозависимые лица, то ФНС может доначислить налоги обеим сторонам сделки (Определение ВС РФ от 01.08.2019 № 305-ЭС19-11779 по делу № А41-45828/2017). 

Практически любые манипуляции с ценами для налогоплательщиков весьма опасны. Способ снизить риски только один — иметь официальное подтверждение того, что цена сделки, исходя из всех её условий, действительно рыночная. Подтвердить это могут заключения оценщиков и любая информация из открытых источников: газет, сайтов объявлений.

Алексей Крайнев, налоговый юрист

Источник: https://kontur.ru/articles/5685

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.