+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Что нельзя делать в русской тюрьме? Тюрьма: как выжить в Российской тюрьме.

Содержание

«Заражение здесь — мера дисциплинарного воздействия». Как в российских колониях борются с коронавирусом

Что нельзя делать в русской тюрьме? Тюрьма: как выжить в Российской тюрьме.

Колонии и тюрьмы — это самые неблагополучные, потенциально опасные места с точки зрения распространения коронавирусной инфекции. Именно поэтому во многих странах стали выпускать заключенных, места лишения свободы начали работать «на выход», а не «на вход».

О том, насколько разумна такая мера, нужна ли она в России и почему у нас на зонах не болеют, мы поговорили с исполнительным директором правозащитного движения «Русь сидящая» Ольгой Романовой.

— Говорят, что недавний бунт в исправительной колонии № 15 города Ангарска связан с эпидемией. Это так?

Ольга Романова

— Как и в любой революции — а это, конечно, попытка переворота — причин много, и Covid — лишь одна из них. Здесь все надо разложить по полочкам.

Это зона строгого режима для «второходов», то есть рецидивистов — серьезных людей, которые очень хорошо знают тюремные порядки и степень риска. Они понимают, на что идут. Кроме того, эта зона была «черной».

Таких в России почти не осталось. Вы знаете, что такое «черная» зона?

«Черные» — это блатные, а «красные» — это те, кто сотрудничают с администрацией. «Черная» зона — это такая, где «рулят» уголовники?

— В целом, да. Кстати, «красных» зон как таковых в России тоже не осталось. Идет сращивание «черной» зоны с «красной», уголовников с администрацией. Но давайте по порядку. 

На этой зоне было три лесопилки, большое подсобное хозяйство, свиноводческая ферма. Обычно начальник такой зоны кладет себе в карман от миллиона до двух миллионов в месяц. Я не утверждаю, что у начальника данной колонии был такой доход. Я просто констатирую, что производство на зонах — дело выгодное, поскольку заключенные во многих случаях фактически работают бесплатно.

Так вот, как правило, начальники зон заинтересованы в двух вещах: чтобы заключенные давали план и чтобы никто не жаловался на плохие условия (не платят, не кормят и т.д.).

Как этого добиться? Можно звериным оскалом, хотя не факт, что все равно не пойдут жалобы в прокуратуру. Гораздо проще действовать через блатного, «смотрящего» зоны: «Ты наводишь здесь свои порядки, а с тебя две вещи: план, и чтобы без жалоб.

Мы же тебе обеспечиваем спокойствие, закрываем глаза на наркотики, алкоголь, живи как хочешь».

Так сейчас устроены все зоны. Нечто похожее мы видим и на воле.

Тюрьма — это своего рода карикатура на реальность.

Помните нашумевшую историю прошлого года, когда вскрылся союз вора в законе Шакро Молодого с сотрудниками Следственного комитета? Это тот же союз «черных» и «красных». 

Хотели понарошку, а полыхнуло по-настоящему

Но ангарская колония, как вы говорите, была «черной». Как это повлияло на события? 

— Наши юристы из «Руси сидящей» восстанавливали буквально по часам ход событий. Началось с того, что сменился начальник УФСИН Иркутской области, им стал Леонид Сагалаков, бывший профессиональный опер. И ему не понравилось, что эта зона живет совсем отдельно и по своим правилам. Да еще у кого-то там лесопилка, бизнес, надо бы разобраться.

— То есть намечался некоторый передел собственности?

— И некий «перекрас» зоны. Она все равно останется «черной», потому что все в ней сидят по второму разу, а значит, большинство — блатные. Но люди начнут ходить строем по плацу и горланить песни, чтобы продемонстрировать начальству благонадежность. 

В общем, похоже, что этот бунт был спланирован. Задумывался небольшой переворот с целью очищения зоны от наиболее ярких конкурирующих лидеров, которые не хотели идти под официальное руководство. А полыхнуло по-настоящему, и причиной тому во многом карантин в связи с коронавирусом.

Ни посылок, ни свиданий, ни передач

Были ограничения, связанные с карантинными мерами?

— Отменили свидания и передачи, и это вынужденная мера. Родственников в день бывает по 100 человек, и любой может быть носителем. Но одновременно запретили посылки, а это уже чистое самоуправство. Посылка идет 2–3 недели по почте, потом валяется в отстойнике — вряд ли вирус способен жить так долго. Во многих колониях посылки разрешены.

Но в данном случае сотрудники решили проявить излишнее рвение. Ну и потом, конечно, меньше работы.

Под предлогом вируса можно не ходить на почту, не забирать, не вскрывать, не проверять, не раздавать. 

Конечно, в связи с этим поднялась и стоимость товаров в тюремной лавке. Цены в таких лавках контролируют обычно родственники служивых. Банка тушенки — 300 рублей, а для многих это месячный заработок. А еще надо курево где-то брать. Раньше оно приходило в посылках, а теперь отдай 1000 рублей за блок. Вот и выбираешь между тремя пачками сигарет и тушенкой на месяц. 

Люди были страшно возмущены. При том, что никакой причинно-следственной связи между всеми этими событиями и бушующим в мире коронавирусом им не объяснили. Просто нет — и все. Это беспредел.

«Ты пойдешь сама брать штурмом колонию. И будешь права»

— Я слышала, что одному из зачинщиков бунта до освобождения оставалось три месяца. Это как надо было довести.

— Я не уверена, что именно этот человек — зачинщик. Здесь мы вряд ли когда-нибудь узнаем правду, потому что в условиях, когда все сгорело в пожаре, включая видеооборудование, зачинщика будут назначать по принципу «ты мне не нравишься». И сейчас кому-то могут «приклеить» десятку, окончательно сломав жизнь.

Мы не знаем на сегодняшний день о судьбе 64 человек. Смотрите, какая чудовищная жестокость, какой абсурд: после бунта, когда непонятно, кто в колонии ранен, кто убит, сообщается, что найден неопознанный труп мужчины 1989 года рождения. Минуточку, но раз вы знаете год рождения — значит, человека опознали? 

В колонии 1200 мужчин. Все родственники, чьи мужья и дети 1989 года рождения, в предынфарктном состоянии стоят у ворот. Почему не назвать фамилию? Какое там, это же военная тайна. Только по запросу в письменном виде с приложением всех документов, ответ в течение 30 дней.

Ребята, вы чего? Как это? Если представить себе на секундочку, что твой сын 1989 года рождения, ты пойдешь сама штурмом брать любую зону. И будешь права.

— И «Русь сидящая» обратилась по этому поводу в ООН? 

— Да. Мы направили свое сообщение о ситуации в ангарской колонии двум специальным докладчикам ООН — по вопросу о внесудебных казнях и по вопросу о пытках.

Международное сообщество должно отреагировать на факты нарушений прав заключенных. Я созванивалась с заключенными в Ангарске прямо во время всех этих событий, они знали, что я записываю разговор.

Все, чего они хотели — переговоров. Чтобы их выслушали.  

Наши зэки ковидом не болеют

Правда ли, что у нас много инфицированных в колониях — и среди персонала, и среди заключенных?

— Мы можем собирать только официально подтвержденные диагнозы у сотрудников. В ИК-5 под Рязанью сотрудник приехал из Таиланда и две недели работал, в том числе два раза дежурил круглосуточно, обходил бараки, заходил в пищеблок, в медицинскую часть. Также мы знаем про пять человек из одного учреждения в Бурятии. Про сотрудницу из СИЗО в городе Йошкар-Ола. 

В четверг, 16 апреля, подтвердили коронавирус у сотрудников саратовского УФСИН. Конечно, у сотрудников ФСИН подтверждается коронавирус, они такие же люди, как все. Мы им очень сочувствуем, но хотим задать вопрос: почему они ходили на работу?  

— Почему они ходили на работу?

— Потому что силовикам запрещено выезжать за границу, им нужно получать для этого разрешения. Но возможен такой полуофициальный путь — получить второй паспорт. Как вы понимаете, это не та ситуация, которую хотелось бы обнародовать. 

К тому же ФСИН у нас больше всех всегда жалуется на недофинансирование. Дескать, зарплата у инспекторов 10–15 тысяч рублей. Откуда тогда деньги на загранку? Так что они бы, может, и посидели бы в карантине, да не могут признаться, что ездили отдыхать за рубеж.

При этом ФСИН рапортует, что ни одного заболевшего среди заключенных нет. Видимо, мы вывели такой специальный сорт заключенных и осужденных.

Как-то верится с трудом.

— Мне тоже. Особенно если вспомнить, что наши места лишения свободы — это главный очаг туберкулеза. У нас, во-первых, стены в СИЗО покрыты специальным антивандальным пористым составом, он называется «шуба», на нем невозможно ничего написать. Но его и помыть нельзя, любая тряпка или губка сразу в клочья. Конечно, в этих порах живут микробы, грибки. 

А во-вторых, одна из самых ходовых пыток в этой системе — посадить человека в камеру с больными открытой формой туберкулеза и сказать: «Будешь здесь сидеть, пока не признаешься». И люди все подписывают. Один из фигурантов дела «Сети», молодой парень, за год в СИЗО в Пензе заболел туберкулезом. При этом мы знаем о пытках в этом деле.

Так что заражение — это такая, если хотите, мера дисциплинарного воздействия, плюс иногда просто разгильдяйство, когда в этапах больные со здоровыми едут в одном автозаке, потом в одном поезде, в одном купе. Так что если еще и туберкулез рванет в сочетании с «короной» — я даже себе не представляю… 

— Пусть наличие заболевших не признают открыто, но, может быть, примут какие-то разумные внутренние меры, а не только запрет на посылки?

— Мы знаем, что людей с подозрениями на некое заболевание уже отправили из рязанской ИК-5 в соседнюю ИК-2. Там две смены дежурных должны были встречать прибывший этап, но они разбежались. Не хотели встречать тех, кто потенциально может быть заражен.

В «Русь сидящую» присылают копии ДСП, документов «для служебного пользования». Мы завалены, у нас такого никогда не было. Это распоряжения, приказы, телефонограммы о том, что надо оборудовать в каких-то бараках лазареты на 200 коек и так далее. 

Почему вам-то присылают? Что вы можете?

— Все очень боятся заразиться и понимают, что о них не думает никто. Это как терпящий крушение корабль кидает в море засмоленную бутылку с посланием.

«Отсидишь после коронавируса»

Может быть, начнут отпускать, как в других странах? 

— На днях Михаил Мишустин подписал документ о выделении из резервного фонда силовым ведомствам — Министерству обороны, Росгвардии, ФСБ, ФСИН — 3,1 млрд рублей на борьбу с распространением коронавирусной инфекции в стране. Так что никакой массовой амнистии не будет. У них подушевое финансирование, и деньги-то получены. 

— По этой логике у нас и вообще не должно быть амнистий. Чем больше амнистированных, тем меньше денег.

— Но не ФСИН все-таки принимает решение об амнистии, а Государственная Дума. Хотя все эти решения все равно политические. Я думаю, Мишустин знает, что амнистии не будет. 

Но есть еще любопытный момент. Наш омбудсмен Татьяна Москалькова заявила, что нужно помиловать иностранцев, которые содержатся в российских тюрьмах. Это, конечно, прекрасно. Я бы очень хотела, чтобы у нас помиловали или амнистировали, например, украинских политзаключенных, которых почти 200 человек.

Но она имела в виду, вероятно, не украинцев. Потому что незадолго до заявления Москальковой посол России в Вашингтоне обратился к генеральному прокурору США и потребовал в связи с коронавирусом освободить из американских тюрем россиян. Так что речь, скорее всего, будет идти о симметричном ответе, об обмене наших на американцев. О россиянах, сидящих в России, речи не идет вообще. 

— Распространение вируса — это явление не только биологическое, но и социальное. И ситуация в местах лишения свободы становится дополнительной социальной нагрузкой на общую ситуацию с коронавирусом у нас в стране. Ведь из зон он выйдет наружу.

— Почему в самом начале эпидемии в ООН Мишель Бачелет, уполномоченный по правам человека в ООН, призвала все страны разгрузить тюрьмы? Не потому, что это акт гуманности, хотя это акт гуманности, а потому, что любая тюрьма — это скопление в небольшом помещении людей, которые не в состоянии держать социальную дистанцию. 

Ирак – не самая либеральная страна, но они выпустили 85 тысяч человек. Индонезия 30 тысяч выпустила. Марокко — 7 тысяч.

Но как отреагирует население страны? Это тоже чревато социальным взрывом. Мало того, что выпустили уголовников, так еще и потенциально зараженных.

— Тысячи человек каждый день выходят, просто потому что у них закончился срок. И неважно, есть ли у них крыша над головой, семья, профессия, деньги — никого это не интересует. И уж тем более никто не будет тестировать их на коронавирус. И куда они? Сюда, к нам.

Суть как раз в том, чтобы выпустить этих людей до того, как они успели заразиться. Они все равно выйдут, вопрос только — здоровыми или больными. 

— Наверное, задерживать людей и вести судопроизводство сейчас тоже с эпидемиологической точки зрения неправильно. Но ведь это может привести к разгулу преступности. 

— Ну вот в Германии, например, тюрьмы закрыты, в них нет пополнений. Естественно, убийцу посадят. А вот всякие мелкие воришки — ждите очереди, отсидите после коронавируса. И люди смирно ждут отсидки. Потому что куда им деться. Границы все равно на замке.

Юрий Тутов / PhotoXPress

О пандемии коронавируса в телеграм-канале «Правмира» @pravmirru: каждое утро — актуальная и достоверная информация из СМИ и блогов. Подписывайтесь!

Источник: https://www.pravmir.ru/zarazhenie-zdes-mera-discziplinarnogo-vozdejstviya-kak-v-rossijskih-koloniyah-boryutsya-s-koronavirusom/

Как выжить в местах лишения свободы

Что нельзя делать в русской тюрьме? Тюрьма: как выжить в Российской тюрьме.

› Полезная информация

  • 1 Сизо и ивс
  • 2 Приговор
  • 3 Медосмотр
  • 4 Тюрьма

Попаданию в места лишения свободы предшествует ряд неприятных обстоятельств – задержание, арест, допросы, обвинение. Оказавшись впервые в тюрьме, осужденный испытывает стресс. Далеко не каждый владеет информацией о том, как нужно правильно вести себя в подобных учреждениях.

Сизо и ивс

В Сизо и ивс находятся: -«первоходы» (получившие первый срок); -«засиженные» (те, кто отбывает не первый свой срок).

В тюрьме нет наездов, у людей свои заботы и дела, главное – вести себя правильно. Многое зависит от вашего поведения в тюрьме, в частности, отношение к вам коллектива сокамерников.

Для начала вас поместят в ИВС, позже – отправят в СИЗО.

  Подбирайте слова, общаясь с заключенными, в тоже время, не забывайте о правилах приличия. 

Также вежливое обращение с сотрудниками играет исключительную роль во время нахождения в местах лишения свободы. Для того чтобы «гнобить» вас на допросе, сотрудникам необходимо настроиться.

Немаловажно для сотрудника и социальное положение обвиняемого. Люди, которые оказываются на зоне или крытой тюрьме — СИЗО) – не случайны.

Вам кажется, что перед вами бомж, которого трясет от выпитого, а по выходу на свободу этот бомж может оказаться авторитетом.

Если в адрес этого человека от вас доносились оскорбления, то вам этого не простят: оказавшись с ним в камере, вам будет совсем не сладко.

Приговор

Вам вынесен приговор. С этого момента вы арестант. Паниковать, показывать страх в этом случае — последнее дело. Неважно, отказываетесь ли вы от обвинения или принимаете его – помните статью, по которой вы отбываете срок. Когда вы будете переведены, и конвой задаст вопрос, вы должны четко назвать статью, по которой осуждены, также как фамилию, имя и отчество.

Помните: на вас смотрит не только конвой, но и ваши «коллеги» по несчастью: у них складывается впечатление о том, кто вы. Поняв вашу слабость, ваши «соседи» могут воспользоваться этим и плохо с вами поступить.

Перед тем как оказаться за воротами ИВС, необходимо по акту получить все изъятые у вас вещи. Если обнаружили недостачу, не ставьте роспись в разделе «Претензий не имею». Не поддавайтесь на хамство и на то, что вас будут поторапливать. О том, что обнаружена недостача в вещах, необходимо уведомить бугра вертухаев (начконвоя).

Прибыв в СИЗО пишется жалоба на имя прокурора.

Когда охрана приходит обыскивать помещение камеры, звучит требование «раздеться», истерики и скандалы – это последнее дело. Только сделаете хуже себе, скрутят и обыщут насильно, согласно инструкции.

Медосмотр

При прохождении медосмотра возмущения неуместны, даже если берут мазок из ануса.
Если при задержании вы были избиты, попросите в медчасти задокументировать побои. После пишется жалоба прокурору. Доказать не получиться, но полиции кровь испортите, кроме этого, получите весомый козырь в свою пользу. Во время очередного этапа трогать вас не будут.

Тюрьма

По приезду, окажитесь на карантине. Это еще не камера, в которой отбывают срок. Это временное жилище с тюремными порядками.
Постельных принадлежностей у вас не будет. Обратитесь за помощью к родным, чтобы те переслали вам все необходимое, в дорожной сумке.

Большое количество дорогостоящих вещей привозить не надо – могут отобрать при обыске, выпросить. Да и кто его знает, с кем вы будете жить в камере. Дождитесь момента, когда обживетесь в камере, тогда можно просить все, что нужно. Заходя в камеру, поздоровайтесь бодро «Здорово!». В камере может быть разношерстная публика – «блатные», «черти», «пидоры».

Если нары и шконки заняты, не топчитесь у дверей. Пройдите вперед, поставьте вещи рядом.

Если что-то упало, смотрите по обстоятельствам – если на чистое место, отшутитесь и скажите «упало на газету», если у параши – лучше не поднимайте, это самая быстрая дорога в «петушатник или обиженку».
Да и обязательно надо поинтересоваться, где находятся обиженные, чтобы избежать с ними контакта и вас самих не перегнали к ним в угол.

Справлять нужду, только, когда никто не ест и не пьет за столом. Если же очень надо по маленькому, то спросите разрешения, обратившись со словами: «Я зайду?». Иначе этот человек может по понятиям «масть» поймать и стать опущенным и вам за это он припомнит при случае.

В камере и на зоне лучше молчать и слушать, что говорят, о своих делах лишнего не говорить. При разговоре с блатными четко фильтровать каждое свое слово, иначе могут попросить ответить за базар или подвести. Сказанное слово в тюрьме в стократ весомее, чем на воле. Много очень много тонкостей и первоходу сложно понять весь уклад тюремной жизни.

  В тюрьме сразу поймут, какой вы человек и играть нет смысла, опытные зеки рецидивисты отличные психологи, нельзя их недооценивать. Учитесь потихоньку, задавайте вопросы, не стройте из себя матерых сидельцев. 

Свободную шконку лучше занять подальше от параши.

И походите, на какие-нибудьвиды единоборств, за забором этот навык очень сильно пригодится. А в нашестрашное время присесть можно просто за то, что ты кому то не понравился ипопробуй потом из камеры докажи, что ты не верблюд.

Как выжить в местах лишения свободы Ссылка на основную публикацию

Источник: https://fsin-pismo-gid.ru/poleznaya-informatsiya/kak-vyzhit-v-mestah-lisheniya-svobody

Жизнь на зоне

Что нельзя делать в русской тюрьме? Тюрьма: как выжить в Российской тюрьме.

Известная поговорка предостерегает зарекаться от тюрьмы. Действительно, в реальности в тюрьму попадают совершенно разные люди, в том числе и невиновные. Знание условий и порядков жизни в тюрьме стало необходимостью.

Краткое определение

Тюрьма – место лишения свободы за совершение преступлений. Лишение свободы – суровое наказание, которое применяют за совершение тяжкого преступления и при необходимости изолировать преступника от общества.

Особенности жизни

Впервые попавшие в зону сталкиваются с проблемами адаптации. В отличие от жизни на воле, в русской тюрьме жизнь строго регламентирована официальными и негласными правилами. Заключённому нужно взвешивать каждое слово и контролировать свои действия. Иначе можно стать жертвой конфликтов и попасть в низшую касту тюремной иерархии, а порой даже лишиться жизни.

Как живут на зоне?

Условия жизни в тюрьме определяет каста, к которой относится заключённый. Выделяют пять основных категорий осуждённых:

  • «Блатные», своего рода тюремная элита, которая управляет тюремным сообществом.
  • «Мужики». Заключённые, совершившие бытовые преступления и не являющиеся профессиональными уголовниками.
  • «Черти». Заключённые, выполняющие грязную работу и не следящие за своим внешним видом и состоянием. От «опущенных» их отличает отсутствие сексуального насилия.
  • «Козлы». Сотрудничающие с администрацией. Эти заключённые не всегда доносчики, но нередко выступают и в этой роли.
  • «Опущенные». В эту касту попадают педофилы, насильники, а также те, кто поздоровался с другим опущенным, посидел с ним за одним столом или брал его вещи. Представители этой касты спят и едят отдельно, чистят туалеты и выполняют сексуальные прихоти других заключённых.

Разделение между категориями заключённых жёсткое и связи довольно строго регламентированы негласным статусом.

Как проводят свободное время?

В свободные часы жизни в тюрьме заключённые разговаривают, играют в карты (хотя формально они в тюрьме запрещены), читают или делают различные вещи (чётки, резные фигурки и т.п.).

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (499) 450-38-95

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 317-73-96

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 600-25-34

Популярны различные шутки и придумывание кличек друг для друга. В тюремных библиотеках помимо художественной литературы есть религиозные книги и правовые документы. Последние полезны для составления кассационных и апелляционных жалоб, прошений об УДО и т.п.

Также многие осуждённые занимаются спортом. В условиях скудного питания и не самых комфортных условий проживания, спорт помогает поддерживать себя в форме.

Воры в законе: правила касты

Эта высшая каста в тюремной иерархии. Воры в законе следят за соблюдением «понятий». У них есть общая касса, в которую поступают деньги от других представителей криминального мира. Воры разрешают конфликты между заключёнными. На свободе они не вправе жениться и заводить детей, а также участвовать в политической деятельности. На практике эти запреты далеко не всегда выполняются.

Хроники нар: как нужно вести себя в тюрьме

Первая неделя в тюрьме – сложный период адаптации. Зайдя в камеру, нужно поздороваться, но не подавать руку, поскольку неизвестно представители какой касты там находятся. Не стоит скрывать и обманывать по поводу статьи, по которой осуждён человек. Об этом всё равно узнают. Нельзя брать без разрешения чужие вещи и садиться на чужую койку.

Что учитывать в разговорах?

Слово на зоне стоит дорого. Нельзя обвинять и оскорблять других людей даже в шутку. За каждое такое слово придётся отвечать.

Выражать своё мнение нужно аргументировано. На вопрос «Кто ты по жизни?» нужно отвечать, исходя из статьи осуждения («политический», «блатной», «мужик») или «ещё не определился».

Вместо спасибо и пожалуйста принято говорить «я признателен» и «по возможности».

Когда сокамерники едят нельзя ходить в туалет в камере.

Вместо денег в тюрьме используют чай и сигареты. На них можно поменять любые другие вещи или услуги.

Негласные законы

Жизнь в зоне требует учёта своих возможностей. Не стоит брать что-либо в долг, если есть сомнения в возможности его отдать.

Не нужно бояться, стоит внимательно слушать и узнавать нюансы тюремного сленга и порядков. Если неизвестно, как поступать в той или иной ситуации, лучше заранее спросить, чем совершить роковую ошибку.

Источник: https://ruadvocate.ru/zhizn-v-tyurmax/zhizn-na-zone/

В российских тюрьмах последствия коронавируса могут оказаться катастрофическими мы спросили экспертов, что с этим делать и не нужно ли выпустить заключенных

Что нельзя делать в русской тюрьме? Тюрьма: как выжить в Российской тюрьме.

Из-за эпидемии коронавируса Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) запретила заключенным свидания с родственниками, а также пообещала, что если в колониях появятся заболевшие, их госпитализируют в гражданские больницы.

Правозащитники, в свою очередь, призывают отпустить обвиняемых в нетяжких преступлениях из СИЗО, чтобы снизить риск распространения вируса, — подобные меры уже предприняли в Иране и в некоторых штатах США.

«Медуза» спросила у членов и правозащитников, что будет, если коронавирус проникнет в места лишения свободы, и не нужно ли выпустить заключенных, чтобы избежать их массового заражения.

Альберт Зарипов

член ОНК Татарстана

Если у нас даже гражданские больницы не готовы к массовым вспышкам, то что говорить о тюремных? Это не санатории-профилактории, места изоляции, разумеется, не готовы к массовому заболеванию коронавирусом.

Я надеюсь на то, что в исправительные колонии вирус все-таки не занесут. Сейчас ввели ограничительные меры для свиданий, я это целиком поддерживаю. Ограничили даже короткие свидания, которые проводятся по телефону за стеклом.

Значит, решили действовать по максимуму, но это хорошо. 

Те, кто находится в местах лишения свободы, более защищены, чем люди на свободе. Но если вирус, не дай бог, просочится, то это может произойти через следственные изоляторы, куда доставляются люди, которые были задержаны недавно. И если кто-то заразится, то заболеют все и смертность будет высокая.

Все зависит от региона, в каждом из них своя система. Где-то, конечно, умолчат, закроют в штрафной изолятор, выживет не выживет, и если умрет, поставят какой-нибудь непонятный диагноз. Где-то, наоборот, сделают все, чтобы взять анализы, протестировать на коронавирус.

Если на свободе вдруг все заболеют этим вирусом, всем тоже не хватит ИВЛ. Конечно же, в тюрьмах тоже никто не был к этому готов, не знал, что что-то случится, что надо закупать ИВЛ, и сейчас тоже не пойдешь, не купишь их просто так. Если заболеет один-два человека в колонии, то их смогут нормально лечить, если 100–200, то уже нет. 

В колониях многие болеют ВИЧ и туберкулезом. Но официально нет информации, насколько опаснее людям с ВИЧ и туберкулезом болеть коронавирусом. При ВИЧ многие умирают от пневмонии, поэтому в причине смерти поставят СПИД, а не коронавирус, даже если человек им болел, и выявлять-то, наверное, его никто не будет. 

Если ситуация будет ухудшаться и будет дефицит продовольствия, то, чтобы не кормить заключенных, их можно выпустить на какое-то время. Но для профилактики коронавируса самое эффективное — закрыть колонию на карантин, и, повторю, тогда места безопаснее не найти.

Нужно остановить все этапы, выделять в следственных изоляторах специальные места для вновь прибывших, чтобы ограничить контакт. Кроме того, предпочтительнее отправлять людей под домашний арест, чем сажать в изолятор. Больше внимания нужно уделить и сотрудникам ФСИН: проверять температуру, а не верить на слово, что они себя нормально чувствуют.

Ева Меркачева

член ОНК Москвы, член президентского совета по правам человека

Если возникнет заражение в местах лишения свободы, остановить это будет очень сложно, потому что, в частности, в СИЗО большая скученность, у людей пониженный иммунитет. Они не могут есть то, что они бы ели дома, витаминов не хватает, плюс стресс. Поэтому распространение заболевания будет моментальным, если это произойдет. 

Как изолировать заболевших и тех, кто с ними контактировал — если количество одиночных камер в СИЗО ограничено, — неясно. В каждом СИЗО, рассчитанном на 2000 человек, это 20–30 камер. В Москве только одна больница в СИЗО — в Матросской Тишине, — а в регионах некоторых одна больница на область. 

Есть еще и тяжелые категории — это в первую очередь больные ВИЧ. Очевидно, что если пойдет заражение, первые, кого надо будет спасать, — это они. Вторая категория — это туберкулезные больные и старики. Как ни странно, у нас очень много стариков за решеткой. Эти люди самые незащищенные, спасти их будет очень сложно. 

Единственный вариант — это полностью изолировать СИЗО и колонии. В колониях проще, им уже запретили свидания. В СИЗО это сложнее, потому что люди там находятся до приговора и с ними должны проводиться следственные действия, иначе зачем они там сидят? Без этого их надо выпускать тогда.

Они там не отбывают наказание, а сидят на время расследования преступления, они еще не виновны. По-хорошему, всех, кто сейчас в СИЗО, надо отпускать. Если не отпускать и при этом не проводить следственные действия, то это время в изоляции надо как-то потом учитывать по-особому, день за десять.

Потому что в это время вообще ничего не будет происходить.

Температурный контроль, который ввели во многих СИЗО, вообще не показателен. Вот зашел человек с улицы, ему меряют, а у него . И это ни о чем не говорит, это все очень условно. Но и отказаться полностью от сотрудников никак нельзя. Если доводить их количество до минимального, тогда им надо тоже жить в СИЗО, чтобы быть изолированными от внешнего мира. 

Чем еще опасна нынешняя ситуация? В пенитенциарной системе всегда есть риск насилия. Мы не знаем, как будут себя вести заключенные даже друг с другом. Вдруг, например, одна группа заключенных начнет качать права и прессовать другую группу — кто будет вмешиваться? Без сотрудников тут никак.

Но сотрудники тоже в стрессе, и если они сами начнут проявлять жестокость, то остановить пытки и установить, что они были, будет невозможно, потому что прокурор не зайдет туда — карантин, члены ОНК тоже, адвокаты тоже. В полной изоляции могут такое устроить, что потом никогда ни за что не поправить.

С любой стороны получается, что тюрьмы — самое опасное место. 

Заявление ФСИН популистское, никаких тестов на коронавирус никто до сих пор в СИЗО не видел. Там лекарств и марлевых повязок даже не хватает.

И в какую больницу вывозить больных из мест лишения свободы? Какая гражданская больница примет заключенных? Любой заключенный в гражданской больнице находится под конвоем.

Где найти столько сотрудников? Как страна не готова к коронавирусу, так и тюремная система тоже. 

Мы в СПЧ активно обсуждаем, что делать с местами лишения свободы сейчас. Кто-то предлагает срочно доложить напрямую президенту о ситуации и попросить освободить часть заключенных по нетяжким статьям.

Кто-то предлагает обратиться в парламент, чтобы там инициировали закон, который позволит президенту своим указом освобождать отдельные категории в случае чрезвычайных ситуаций. Но это может быть очень долго процедурно.

Кто-то категорически против освобождения кого-либо, потому что считает, что в тюрьмах у нас сидят несознательные граждане и как только их освободят, они будут источником распространения инфекции, потому что они не станут соблюдать карантин. Пока что мы застряли в своих обсуждениях. 

Я полагаю, что нужно действовать скорее, потому что последствия могут быть необратимыми. 

Анастасия Коптеева

руководитель Забайкальского правозащитного центра, партнер «Зоны права»

Я уже более 20 лет работаю со сферой тюремной медицины. Тюремные врачи толком не научились лечить такие известные и распространенные заболевания, как пневмония, туберкулез, гепатит и ВИЧ-инфекция.

При ВИЧ некоторым заключенным даже долгое время не могут выявить болезнь и советуют полоскать горло перекисью водорода с водой, потому что других лекарств нет.

Поэтому я с большим трудом представляю, как система ФСИН собирается победить коронавирус, если он проникнет за решетку. Все упрется в несовершенство и неповоротливость этой системы. 

В постановлении ФСИН от 18 марта говорится, что в случае выявления коронавируса у лиц под стражей, их будут лечить в гражданских клиниках. Я могу сказать по собственному опыту, что госпитализация обвиняемых и осужденных в обычные клиники — это невероятно сложно. Сначала руководство медико-санитарной части должно найти клинику, которая согласится к себе взять такого больного.

В условиях эпидемии, скорее всего, больницы и без того [будут] переполнены. Не думаю, что там обрадуются такому контингенту. Во-вторых, встанет вопрос финансовый, потому что, чтобы поместить заключенного в гражданскую клинику, ФСИН должна заключить договор по оплате госпитализации. Но самый сложный вопрос — вопрос конвоирования.

Для конвоя одного заключенного как минимум выставляют 4–6 человек. А во многих колониях и СИЗО существует острая кадровая нехватка. На все согласования уходили по моему опыту недели, а то и месяцы. Нам говорили, что нет конвоя и нет возможности этапировать. Кроме того, нужно обеспечить защиту конвоя тоже, а у нас в гражданских-то больницах в Забайкалье нет защитной одежды.

И конвой же должен находиться рядом с больным круглосуточно.

https://www.youtube.com/watch?v=DaBCR6mWKNo\u0026list=PLeXrFxsPsn2O–A7m_6nQlvjrCNq-AV-A

По моему опыту всех больных из неволи, когда их привозили в гражданские клиники и помещали в палату, всех до единого приковывали наручниками к кроватям.

Был случай, когда молодого парня Ивана Шайдулина, обвиняемого в краже и заболевшего опухолью мозга в четвертой стадии, привозили в больницу и проводили лучевую терапию в наручниках.

А из-за этого больной не может никуда повернуться и образуются пролежни. Думаю, если провести аналогию с больными коронавирусом, все было бы точно так же. 

Мы получаем жалобы от заключенных, что тюремные камеры по-прежнему остаются переполненными. С учетом того, что до сих пор в системе ФСИН не существует изоляции больных от здоровых и есть случаи, когда человек попадает в тюрьму и заражается туберкулезом, гепатитом, то нельзя исключить, что может случиться и массовое заражение коронавирусом. 

Реальный случай — парня из Чечни отправили отбывать наказание в Забайкалье. Он сразу заболел и заразился туберкулезом. Болезнь развилась до такой степени, что ему требовалась операция по удалению шести пораженных ребер. Мы настаивали на том, чтобы его увезли во фтизиопульмонологический центр в Чите.

Во ФСИН отказали, сказав, что в системе есть своя больница для лечения туберкулеза. В итоге этого тяжелобольного, умирающего парня этапировали в столыпинском вагоне, повезли в Астраханскую область. Он ехал туда два месяца в нечеловеческих условиях. Его прооперировали и, не дав ему пройти реабилитацию, этапировали обратно.

Он провел в пути в общей сложности четыре месяца, и как он выжил, вообще неясно.

Если такое происходит с известными болезнями, по которым уже давно существуют стандарты и протоколы, рекомендации ВОЗ, практика ЕСПЧ, то я с трудом представляю, что они будут делать с коронавирусом. ФСИН — это чрезвычайно закрытая система, и мы можем вообще никогда не узнать, что там люди заболели и умерли от коронавируса.

Смерть человека в изоляции могут списать на что угодно. Я считаю, что в первую очередь нужно решить кадровую проблему отсутствия врачей-инфекционистов. Таких врачей в системе ФСИН можно по пальцам пересчитать, они на вес золота.

Почему в тюрьмах не могут лечить туберкулез и ВИЧ? В том числе потому что врачей нет, особенно в отдаленных колониях. 

Нужно также поднимать вопрос о медикаментах и медицинском оборудовании. Я не берусь сказать, если ли аппараты ИВЛ в тюремных больницах. В профильных туберкулезных учреждениях они могут быть в незначительном количестве, но что касается медико-санитарных частей, которые есть при каждом учреждении, то их там нет, конечно.

Записала Фарида Рустамова

Источник: https://meduza.io/feature/2020/03/20/v-rossiyskih-tyurmah-posledstviya-koronavirusa-mogut-okazatsya-katastroficheskimi

Первый день в СИЗО. Чего нельзя делать и говорить

Что нельзя делать в русской тюрьме? Тюрьма: как выжить в Российской тюрьме.

В стране, где половина сидела, а половина охраняла, выработался целый ритуал, который помогает новичку правильно поставить себя в тюремной камере

Первые несколько часов в тюрьме могут как сломать судьбу человека, так и укрепить его положение в тюремной иерархии, помогая пройти испытание неволей.

Законы «мест не столь отдаленных» сильно отличаются от тех, что действуют на воле, и порой поражают своей абсурдностью. Ведь даже безобидное слово «спросить» в тюрьме означает «привлечь к ответу».

И таких разночтений, которые могут обернуться непоправимой ошибкой, очень много.

Почему нельзя здороваться за руку

Новичок, попавший в камеру, проходит ритуал «прописки». Немощному или возрастному арестанту сразу следует заявить, что он согласен платить в «общак». Так он попадет в самую массовую и безобидную касту «мужиков». А вот если вы ранее являлись сотрудником МВД или подозреваетесь в сексуальных преступлениях, лучше помалкивать.

https://www.youtube.com/watch?v=FZIDdEmcrEQ\u0026list=PLeXrFxsPsn2O–A7m_6nQlvjrCNq-AV-A

Приветствие также имеет большую важность. Привычное на воле «Здорово, мужики!» может обернуться самыми неожиданными последствиями. В камере могут оказаться и профессиональные уголовники, и даже «воры в законе», не относящиеся к касте «мужиков». Считается правильным говорить что-то нейтральное, например, «салам аллейкум».

Кадр из американского сериала «Prison Break»

Попав первый раз в тюрьму, не спешите здороваться за руку с будущими сокамерниками. В местах заключения существуют касты, аналогичные индийской касте «шудр», – «петухи». Поздоровавшись за руку с таким человеком, вы автоматически сами станете «петухом», опустившись на самое дно российской тюремной иерархии.

О чем нельзя говорить

Для новичка, находящегося в нервном возбуждении от недавнего ареста, важно максимально сконцентрироваться, отвечая на вопросы ушлых зэков.

Бывалые сидельцы постараются использовать нервное состояние «первохода» по максимуму, засыпав его провокационными вопросами. Делается это в том числе и с целью выявить «стукача».

Ведите себя естественно, но расспрашивать сокамерников, за какие прегрешения они сами оказались за решеткой, категорически не рекомендуется.

Только в комедии со счастливым исходом легко подружиться со своими сокамерниками. Кадр из фильма «Дневник Бриджит Джонс: грани разумного», 2004 год

Пытаясь стать своим среди чужих, не болтайте лишнего, ведь в камере может оказаться специально подосланная полицейская «наседка». Сообщить свое имя, отчество и номер статьи, по которой попали под следствие, вполне достаточно.

Какие слова нельзя употреблять

Некоторые привычные в обычном мире слова употреблять в тюрьме категорически запрещено. Здесь ценятся осторожность и чувство собственного достоинства. Вместо «спасибо» рекомендуется говорить «благодарю». Слово «пожалуйста» меняется на выражение «по возможности».

Слово «обидеть» на жаргоне заключенных означает «сделать петухом». «Свидетель» превращается в «очевидца». Выражение «до свидания» также приобретает в тюрьме специфический оттенок.

Нецензурная лексика как для новичков, так и для закоренелых зэков находится под запретом. Матерные выражения в местах заключения являются маркером крайней агрессии.

Какие правила гигиены нужно выполнять обязательно

Привычный нам в обычной жизни туалет в тюрьме называется «парашей». В целях безопасности он ничем не огорожен. По написанным кровью зэковским правилам перед едой необходимо тщательно вымыть руки – так, как всех нас и учат в детстве. Не помоете – все вещи, к которым прикоснетесь, превратятся в «запомоенные».

И не вздумайте есть, когда ваш собрат по камере справляет естественные потребности! Кстати, бывалые зэки советуют сразу предупредить сокамерников об имеющихся у вас заразных болезнях. Следует понимать, что личная чистоплотность играет важную роль при определении вашего места в тюремном «табеле о рангах».

Грязнули в тюрьме называются «чушканами». Чтобы не перейти в эту касту, – держите одежду в чистоте и следите за состоянием тела, в том числе зубов и волос. Такие традиции не навеяны просмотром глянцевых журналов –  пресекается возможность быстрого распространения заразных заболеваний в замкнутом пространстве каземата.

Почему нельзя играть в карты и одалживать сигареты

Тузы. Источник: pxhere.com

В небогатом событиями изолированном мирке камеры даже нехитрые развлечения приобретают особую ценность. Но от игры в карты в первое время лучше воздерживаться. В криминальном кондоминиуме всегда найдется свой шулер. Особенно опасно участие в картежной игре «на интерес». «Интересом» для не подозревающего подвоха «первохода» является любая прихоть победителя.

Задолжавший арестант автоматически получает статус «проигранного» и лишается всех прав до погашения долга. Тот, кому задолжал несчастный, может потребовать совершить любое – от членовредительства до убийства другого зэка.

Сигареты и чай простые, но ценные в условиях заключения вещи, но одалживать их категорически не рекомендуется. Лучше отказаться, даже если вам хотят их подарить.

Тот, кого вы считаете своим собратом по несчастью и другом, может в любой момент потребовать их обратно.

Если немедленный возврат невозможен – готовьтесь выполнить любую просьбу одолжившего, в том числе и выстирать его носки или сделать уборку в камере.

Почему нужно ладить с сокамерниками

Тюремная решетка. Источник: pixabay.com

Даже если, не дай Бог, вам или вашим близким придется оказаться в подобной ситуации, не стоит сразу впадать в ужас. Новичков определяют, как правило, в камеру к таким же новичкам, или туда, где за соблюдением «понятий» следит зэк из «авторитетов», не допускающий беспредела.

Велик шанс и попадания в «маломестку» – камеру, где арестантов сравнительно немного. Вашими соседями будут попавшие в заключение из-за финансовых преступлений или автоугонов. И даже если вы не знаете всех зэковских правил, чувство собственного достоинства, спокойствие духа и умение ладить в коллективе помогут вам с честью выйти из непростого испытания.

Источник: https://www.eg.ru/society/567652-pervyy-den-v-sizo-chego-nelzya-delat-i-govorit/

Тюрьма: как выжить в Российской тюрьме?

Что нельзя делать в русской тюрьме? Тюрьма: как выжить в Российской тюрьме.

Как показывает практика, человеку, впервые попавшему в исправительное учреждение, очень сложно адаптироваться к новой сложной для него обстановке. Новички в тюрьме не знают как правильно себя вести, разговаривать,  что можно делать, а что недопустимо. Вот несколько основных жизненных ситуаций и правил, которые могут встретиться у того, кто впервые оказался в тюрьме.

Тюрьма

Самая страшная тюрьма России: Приговорённые

Вы никому ничего не обязаны объяснять

После того как вы попадете в камеру, вы станете источником повышенного интереса. Новый человек в камере – всегда важная новость в условиях скучной и монотонной зоновской жизни, и поэтому вам не избежать внимания со стороны осужденных.

Если вас спрашивают, кто вы, откуда, по какой статье обвиняетесь или осуждены, и у вас нет желания об этом рассказывать, то вы вполне можете ограничиться помимо стандартного приветствия при входе в камеру/барак, только своим именем и номером статьи, также городом, откуда вы родом. Данная информация так и так будет известна вашим сокамерникам, скрывать ее глупо, а вот остальную информацию  по тюремным обычаям вы вправе держать при себе. И чтобы не иметь лишних проблем с администрацией  исправительного учреждения не стоит рассказывать о вашей прошлой жизни или о совершенном преступлении.

Также соседи по камере вам могут задать провокационные вопросы, например, кто ты по жизни. Лучше ответить, что вы порядочный человек.

Если спросят, кто такой порядочный человек, то надо сказать, что  этот тот, кто отвечает за свои слова, не предает. По возможности следует избегать провокационных разговоров. В тюрьме очень важно показать силу воли и характер.

Надо заставить сокамерников уважать вас. Только тогда отбывание наказания будет казаться относительно спокойным.

Тюрьма Черный дельфин – Самая страшная тюрьма России – это АД

Также новичку в тюрьме нужно помнить, что никогда нельзя брать чужие вещи

Вы можете взять, лишь, то, что лежит на столе, так называемый общаг, в разумных пределах, конечно.  Потом по возможности вы должны уделить в общаг часть своей посылки.

Брать чужие вещи без спроса, даже книгу, нельзя – могут обвинить в краже, даже если вы этого не делали, а с тех, кто ворует у своих, спрос очень строгий.

В камере следует быть готовым к тому, что сокамерники могут избить или «опустить» – то есть, изнасиловать. Причины тому различны.

Ограничения в тюрьме

Черный дельфин Взгляд изнутри: Самая страшная тюрьма России

В тюрьме нельзя никого бить и подавать руки при знакомстве или приветствии

Все недоразумения надо решать по понятиям, не опускаясь до рукоприкладства, за это могут спросить – а уж избивать зеки умеют.

Исключением может быть, только если вас назвали человеком нетрадиционной сексуальной ориентации или предложили им стать, либо же оскорбили вашу мать.

За это должен следовать ответ незамедлительно, иначе вы пополните касту «чертей», то есть людей недостойных никакого уважения.

Следите за речью

Вам стоит лучше молчать в самые первые месяцы, чтобы не нарваться на «косяк» – неправильное поведение. Если вы кому-нибудь не понравитесь, вас будут стараться подловить на словах. Помните, что в среде заключенных категорически запрещено посылать кого-либо, а также  называть кого-либо человеком нетрадиционной сексуальной ориентации.  Матерные выражения на зоне также не приветствуются.

Соблюдение тюремных правил

Старайтесь избегать контактов с администрацией

Ваши сокамерники могут обвинить вас, в том, что вы пишите доносы, и если появятся мало-мальски веские доводы, позволяющие вас обвинить в этом, то последствия могут быть плачевными. В самом лучшем случае вы окажетесь в полной изоляции от сокамерников, в худшем –  вас могут избить или же вообще лишить жизни.

 Впрочем, если вы попали на зону, где царит власть и произвол администрации, то вы можете сотрудничать с ней. Но не забывайте, что в таком случае доносы на сокамерников должны быть исключены. Оперчасть возможно будет не против вашего условно-досрочного освобождения, но в каком состоянии вы выйдете.

Если выйдете вообще?

Не стоит примыкать к блатным или красным, оставайтесь мужиком

Проще говоря, заключенные в тюрьмах делятся на три категории:

  • мужики – осужденные, которые стараются мирно отсидеть положенный срок, работая на производстве, не сотрудничая с администрацией, но и не переча ей;
  • красные – помощники администрации, стукачи и предатели сокамерников;
  • блатные – которые не приемлют контактов с администрацией исправительного учреждения, не работают, стараются идти на конфликт с администрацией, если по их мнению были нарушены какие то права или убраны какие либо удобства.

Есть еще каста «чертей» – людей, с которыми нельзя общаться порядочному арестанту. Это, как правило, бомжи и наиболее слабохарактерные, сломавшиеся люди, а также в тюрьме существует еще и каста «петухов» или «обиженные» (как правило, это осужденные за изнасилования).

Не чифирьте, не курите, не берите в долг, не играйте в карты

Чтобы не попасть в зависимость к кому-либо или же не попасть в касту «петухов» не стоит начинать курить или чифирить. Это настолько вредные привычки, что в условиях заключения человек особенно сильно зависит от них.

Здоровее будете! Брать в долг тоже не рекомендуется, даже если говорят, что процента не будет, и можно отдать в любое время. По тюремным понятиям  человек, не отдавший долг, автоматически становиться «петухом», а если нет определенных сроков возврата, то кредитор может сделать это в любой момент.

  Играть в карты также не рекомендуется, вы можете в азарте залезть в долги, или попасться, что повлечет за собой водворение вас в штрафной изолятор.

К слову сказать, на зоне в отсутствие денег, валютой служат чай и сигареты. Имея запас данной провизии, и регулярно делясь ее с сокамерниками, вы приобретете определенное уважение.

Но часто быть столь благородным не стоит – вас просто замучают просьбами, на всех все рано не хватит.

Кстати тот же чай и сигареты можно поменять на вещи, которые вам нужны – от носков и зубной пасты, до звонка домой через нелегально полученный сотовый телефон.

Занимайтесь спортом, который вам доступен. Тюремная пища провоцирует снижение веса и мышечной массы, поэтому занятия спортом помогут оставаться вам в хорошей форме, даже при скудном питании. Кроме того, физически сильного человека стараются по пустякам не задевать.

Женская тюрьма в России. Как живут женщины на зоне?

Источник: https://www.13min.ru/drugoe/tyurma-kak-vyzhit-v-rossijskoj-tyurme/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.