+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Чеченский адвокат мурад мусаев. Резонансные дела, которые вел адвокат мурад мусаев

Резонансные дела, которые вел адвокат Мурад Мусаев

Чеченский адвокат мурад мусаев. Резонансные дела, которые вел адвокат мурад мусаев

Адвокат Мусаев защищал Юсупа Темерханова, обвиняемого в убийстве бывшего полковника Юрия Буданова. Буданов был убит 10 июня 2011 года, когда выходил из нотариальной конторы, расположенной на Комсомольском проспекте в Москве.

По информации следователей, обвиняемый в совершении этого преступления Юсуп Темерханов выстрелил в него из пистолета восемь раз.

Как считает следствие, Темерханов, видимо, таким образом отомстил за убийство своего отца в 2000 году в Чечне.

7 мая 2013 года Мосгорсуд приговорил Юсупа Темерханова к 15 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Обвинительный приговор вынесен на основании вердикта присяжных, которые сочли вину Темерханова доказанной, отметив при этом, что он не заслуживает снисхождения.

Дело об убийстве губернатора Магаданской области Валентина Цветкова

Мурад Мусаев был адвокатом одного из подсудимых Мартина Бабакехяна.

Губернатор Магаданской области Валентин Цветков был убит 18 октября 2002 года в Москве на Новом Арбате. По данным следствия, для расправы над губернатором собрали преступную группу. Нескольких участников, в том числе самих киллеров, оперативники нашли убитыми.

Мосгорсуд в 2011 году приговорил Мартина Бабакехяна к 19 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Дело “банды Сергея Цапка”

Адвокат Мурад Мусаев представляет интересы Вячеслава Цеповяза, фигуранта дела. По версии следствия, банда Цапка орудовала в Кущевской с 1998 по 2010 год, в общей сложности ее участники убили 19 человек.

Одно из самых жестоких убийств, которое, как полагает СК, совершила банда, произошло в ноябре 2010 года в станице Кущевская.

По данным следствия, злоумышленники напали на дом местного фермера Аметова, где убили 12 человек.

6 ноября 2013 года фигуранты дела “банды Цапка” в последнем слове, как и на протяжении всего процесса, вину не признали.

Дело об убийстве охранников президента Южной Осетии

Мурад Мусаев был адвокатом обвиняемого Альберта Цгоева. 20 мая 2011 года в ходе ссоры, возникшей на бытовой почве в холле владикавказского ночного клуба “Ретро”, были убиты 30-летний двоюродный брат экс-президента Эдуарда Кокойты — заместитель начальника госохраны главы Южной Осетии Алим Кабулов, а также его коллега Олег Икаев. 

14 марта 2012 года Верховный суд Северной Осетии приговорил Альберта Цгоева к двум с половиной годам лишения свободы. Психолого-психиатрическая экспертиза признала, что обвиняемый совершил преступление в состоянии аффекта, а присяжные заседатели вынесли вердикт, согласно которому он, несмотря на свою вину, заслуживает снисхождения.

Дело о материалах по Чечне в “Большой энциклопедии” издательства “Терра”

Мурад Мусаев представлял в суде интересы омбудсмена Чечни Нурди Нухажиева. Нухажиев и республиканская прокуратура обратились в Заводской районный суд города Грозного с иском о признании статей в 58 томе “Большой энциклопедии” с описанием Чеченской республики экстремистскими.

В апреле 2010 года суд города Грозного принял решение по заявлению прокуратуры Чеченской республики о признании экстремистскими материалов книжного издания “Большая энциклопедия”, выпущенного в 2006 году в московском издательстве “Терра”.

19 апреля представитель издательства сообщил, что “Терра” подала кассационную жалобу на решение Заводского районного суда в Грозном.

25 мая 2010 года вердиктом Верховного суда Чеченской республики решение Заводского районного суда Грозного осталось в силе.

Материалы суда о признании экстремистской энциклопедической статьи о Чечне и чеченцах были переданы Следственный комитет РФ для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, а решение Заводского районного суда Грозного направлено в Минюст России для включения 58-го тома Большой энциклопедии “Терра” в федеральный список экстремистских материалов.

Дело о подготовке покушения на президента Чечни Рамзана Кадырова

Мурад Мусаев был адвокатом фигуранта дела Умара Батукаева. Выходцы из Чечни Хамиев, Батукаев и Мусаев обвинялись в том, что входили в террористическую группу и планировали взорвать машину рядом с представительством Чечни на Новом Арбате в Москве в 2007 году.

Машина со взрывчаткой была обнаружена на Профсоюзной улице 8 мая 2007 года. В апреле 2009 года Мосгорсуд приговорил Батукаева к пяти годам колонии общего режима за использование заведомо подложного документа и незаконное приобретение и хранение оружия.

Он был оправдан присяжными по обвинению в подготовке покушения.

Дело Ульмана

По данным следствия, в январе 2002 года в Шатойском районе Чечни группа военнослужащих, находясь в разведке, расстреляла, а затем сожгла автомобиль УАЗ. В результате погибли шестеро местных жителей. Мурад Мусаев был представителем потерпевшей стороны.

14 июня 2007 года Северо-Кавказский окружной военный суд суд заочно приговорил офицера спецназа Эдуарда Ульмана к 14 годам лишения свободы, Александра Калаганского — к 11 годам, Владимира Воеводина — к 12 годам. Незадолго до оглашения приговора они исчезли, их местонахождение было неизвестно. По решению суда, подсудимых объявили в федеральный розыск.

Вердикт суда выслушал только Алексей Перелевский, которого приговорили к 9 годам заключения. Заочный приговор стал третьим судебным решением по данному уголовному делу. Ранее суды присяжных дважды оправдывали спецназовцев, однако Верховный суд отменял оправдательные судебные решения, вынесенные на основании этих вердиктов.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости

Источник: https://ria.ru/20131107/975267545.html

Суд прекратил дело против адвоката Мурада Мусаева

Чеченский адвокат мурад мусаев. Резонансные дела, которые вел адвокат мурад мусаев
Правообладатель иллюстрации RIA Novosti Image caption Уголовное дело в отношении Мурада Мусаева, который защищал обвиняемых по громким делам – в том числе по делу об убийстве Юрия Буданова, было заведено еще в ноябре 2013 года

Преображенский суд Москвы прекратил уголовное дело против адвоката Мурада Мусаева, обвиняемого в подкупе присяжных, рассматривавших дело об убийстве бывшего полковника Юрия Буданова.

“Уголовное дело прекращено из-за истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности”, ─ сообщила агентству РИА Новости пресс-секретарь суда Александра Савельева. Также суд отменил в отношении Мусаева меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Кроме Мусаева в деле было еще двое обвиняемых – это присяжные, которым вменяют в вину “воспрепятствование правосудию”. В их отношении уголовное дело не прекращено, его рассмотрение начнется 3 марта.

Таким образом суд удовлетворил ходатайство защиты Мусаева о прекращении уголовного преследования. Однако, как уточнил Мурад Мусаев, защита подавала два ходатайства. И то, которое суд удовлетворил, было “запасным” – по “нереабилитирующим обстоятельствам”.

“Мы заявили ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с незаконностью его возбуждения.

В том случае, если это ходатайство не будет удовлетворено, просили прекратить его (дело) за истечением срока давности”, – сказал Русской службе Би-би-си Мурад Мусаев.

Адвокат уточнил, что статья, по которой он обвиняется, относится к категории преступлений небольшой тяжести, срок давности по которой составляет два года и уже истек.

По словам Мурада Мусаева, он намерен обжаловать решение суда, отклонившего первое ходатайство. Также адвокаты намерены обратиться в Конституционный суд с жалобой на норму закона, примененную в уголовном деле.

“Суд решил, что следственные органы могут преследовать присяжных за позицию, занятую ими по делу, главное – дождаться того момента, когда они перестанут быть присяжными. Это противоречит Конституции России и уголовно-процессуальному закону о присяжных”, – сказал bbcrussian.com Мурад Мусаев.

Процесс над Будановым

Уголовное дело в отношении Мурада Мусаева, который защищал обвиняемых по громким делам – в том числе по делу об убийстве Юрия Буданова, было заведено еще в ноябре 2013 года.

По версии следствия, с конца 2012 по начало 2013 года Мусаев с целью оправдания обвиняемого в убийстве Буданова – Юсупа Темерханова – “путем просьб, уговоров, угроз причинения вреда здоровью, а также используя иные формы воздействия” – вмешивался в деятельность присяжных. В том числе, как утверждало следствие, присяжным предлагали отказаться от продолжения участия в рассмотрении дела.

Помимо дела о давлении на суд, в отношении Мусаева тогда же было возбуждено еще одно дело – о подкупе свидетелей.

Кроме того, Следственный комитет России возбудил уголовное дело с аналогичным обвинением в отношении помощницы Мусаева – Дарьи Трениной, которая также защищала Юсупа Темерханова.

По версии следствия, Тренина предложила свидетелю Евтухову, проживающему в Новосибирске, при даче показаний в судебном заседании уверенно заявить, что у киллера были светлые волосы (у ее подзащитного волосы темные).

Оба дела расследуются и пока не переданы в суд.

Несмотря на показания свидетелей защиты, в мае 2013 года Темерханов, который, как утверждало следствие, мстил за убийство отца российскими военными в 2000 году, был признан виновным и приговорен к 15 годам заключения.

Адвокатская деятельность Мусаева

По словам адвоката, он не был уверен и в том, что суд удовлетворит ходатайство о прекращении дела из-за истечения срока давности.

“Естественно я доволен тем, что эта их двухгодичная эпопея закончилась ничем. Но чувства, конечно, двойственные. То есть у нас такая судебная система, что приходится довольствоваться малым: торжества справедливости тут не дождешься, как правило. Но это не значит, что мы оставим попытки – будем дальше биться”, – говорит Мусаев.

Мурад Мусаев участвовал в судебных слушаниях по ряду громких уголовных дел. В 2006 году, выступая на стороне потерпевших по делу Ульмана, он добился обвинительного приговора группе российских спецназовцев за убийство мирных чеченцев.

Мусаев защищал и добился оправдания Умара Батукаева, обвинявшегося в посягательстве на жизнь главы Чечни Рамзана Кадырова, профессора Центральной музыкальной школы Анатолия Рябова, обвинявшегося в сексуальном домогательстве к ученицам, а также обвиняемых в убийстве Анны Политковской.

Источник: https://www.bbc.com/russian/russia/2015/02/150218_musaev_case_court

Мусаев Мурад Алаудинович

Чеченский адвокат мурад мусаев. Резонансные дела, которые вел адвокат мурад мусаев

Мурад Мусаев – известный российский адвокат, принимавший участие в ряде резонансных процессов в Северокавказском регионе. Глава адвокатского бюро «Мусаев и партнёры», завкафедрой адвокатуры Государственной классической академии им. Маймонида. Специалист в области гражданского и уголовного права, доктор юридических наук. 

Известные дела Мурада Мусаева

Дело группы капитана Ульмана

11 января 2002 года в ходе спецоперации в Шатойском районе Чечни спецподразделением ГРУ Генштаба ВС России под командованием капитана Эдуарда Ульмана были убиты шесть мирных жителей сёл Дай и Нохч-Келой, позже представленные в докладе как боевики. Преступление было раскрыто, спецназовцам Ульману, Воеводину, Калаганскому и Перелевскому были предъявлены обвинения, однако обвиняемые были дважды оправданы.

В 2006 году в дело на стороне потерпевших вступил Мурад Мусаев. После двух процессов с его участием подсудимые были признаны виновными. Трое подсудимых — сам Ульман, Воеводин и Калаганский — скрылись и находятся в розыске.

Дело об убийстве Анны Политковской

7 октября 2006 года в лифте своего дома в центре Москвы была убита известный журналист, обозреватель “Новой газеты” Анна Политковская.

В октябре 2008 года обвинение в убийстве А. Политковской было предъявлено бывшему оперуполномоченному московского УБОПа майору Сергею Хаджикурбанову, Джабраилу и Ибрагиму Махмудовым. Мурад Мусаев представлял интересы Джабраила Махмудова.

19 февраля 2009 года коллегия присяжных единогласно оправдала братьев Ибрагима и Джабраила Махмудовых.

27 февраля 2009 года Генпрокуратура РФ обжаловала оправдательный приговор по делу об убийстве Политковской. Оправдательный приговор был отменен. 3 июня 2013 года начался второй процесс по делу об убийстве Анны Политковской.

В причастности к убийству обвиняются пять человек: предполагаемый организатор преступления, предприниматель из Чечни Лом-Али Гайтукаев, его племянники Джабраил, Ибрагим и Рустам Махмудовы,экс-милиционер Сергей Хаджикурбанов.

17 марта 2014 года, в суде был допрошен свидетель Максим Червоня Оглы, бывший водитель экс-милиционера Дмитрия Павлюченкова, уже осужденного по этому же делу на 11 лет тюрьмы.

Свидетель заявил, что фамилию Политковской слышал один раз, когда Павлюченков предлагал устранить ее, а на вопрос, знаком ли он с Рустамом Махмудовым, ответил отрицательно. Также были оглашены протоколы допроса Максима Червоня Оглы.

В них указывается, что свидетель несколько раз встречался с Рустамом Махмудовым при Павлюченкове, который называл его “наемником и киллером”, и видел, как предполагаемому убийце передавали деньги и пистолет с глушителем. 

18 марта 2014 года на процессе свидетель защиты Максим Червоня Оглы отказался от данных в ходе предварительного следствия показаний, заявив: “Этот том можете выкинуть в мусорное ведро. Я первый раз слышу эти показания”. Представитель прокуратуры потребовала от судьи рассмотреть возможность привлечения свидетеля к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

В марте 2014 года Мурад Мусаев, выступая адвокатом обвиняемых, заявил о намерении подать жалобу на фальсификацию доказательств и обвинил следователей в давлении на свидетелей.

Заявление прозвучало после того, как 18 марта 2014 года на процессе свидетель защиты Максим Червоня Оглы отказался от данных в ходе предварительного следствия показаний, заявив: “Этот том можете выкинуть в мусорное ведро. Я первый раз слышу эти показания”.

В то время, как ранее свидетель заявлял, что фамилию Политковской слышал один раз, когда Павлюченков предлагал устранить ее.

, а в протоколах допроса Максима Червоня Оглы указывалось на то, что свидетель несколько раз встречался с Рустамом Махмудовым при Павлюченкове, который называл его “наемником и киллером”, и видел, как предполагаемому убийце передавали деньги и пистолет с глушителем. 

Дело о терактах 9 мая 2007 года

8 мая 2007 года возле дома на Профсоюзной улице в Москве сотрудники ФСБ обнаружили машину с мощной бомбой – 20 кг пластита с осколочными поражающими элементами. По подозрению в подготовке теракта во время празднования 9 мая были задержаны чеченцы Умар Батукаев и Руслан Мусаев, позже был задержан Лорс Хамиев. Еще один подозреваемый по этому делу – “некий Асмаев” – был объявлен в розыск.

В ходе следствия арестованные по этому делу стали подозреваемыми в подготовке покушения на Рамзана Кадырова. Мурад Мусаев был адвокатом Умара Батукаева.

31 марта 2009 года присяжные Мосгорсуда оправдали Умара Батукаева, признав его невиновным в подготовке покушения, но виновным в использовании заведомо подложного документа и в совершении в составе организованной группы незаконного приобретения и хранения оружия.

Дело о массовом убийстве в станице Кущевская

4 ноября 2010 года в станице Кущевская Краснодарского края произошло массовое убийство. Преступной группой, которую возглавлял местный предприниматель Сергей Цапок, были убиты 12 человек, в том числе несовершеннолетние.

С 2013 года Мурад Мусаев участвует в судебном процессе. Он защищает Вячеслава Цеповяза, которому предъявлено обвинение в “участии в банде Цапка, в покушениях на убийство, убийствах, мошенничестве, неправомерном завладении имуществом, самоуправстве и других преступлениях”. При этом в эпизоде о “кущевской резне” Вячеслав Цеповяз не фигурирует.

Дело об убийстве Юрия Буданова

10 июня 2011 года Юрий Буданов был убит бывший полковник российской армии Юрий Буданов, в 2003 году признанный виновным в убийстве жительницы Чеченской Республики Эльзы Кунгаевой.

В августе 2011 года по подозрению в его убийстве был арестован уроженец Чечни Юсуп Темерханов, Мурад Мусаев представлял его интересы. 7 мая 2013 года Темерханов был признан виновным в убийстве Буданова и приговорен к 15 годам колонии строгого режима. Темирханов своей вины не признал.

Дело о запрете хиджабов в Ставропольском крае

31 октября 2012 года правительство Ставропольского края издало указ, утверждающий стандарты школьной одежды. В частности, указом был введен запрет на все головные уборы, а также на любую религиозную одежду, символику и атрибутику.

В ряде сел Ставропольского края с преимущественно мусульманским населением введение этих норм восприняли с возмущением. В интервью “Кавказскому узлу” Мурад Мусаев назвал эти меры “сегрегацией и самоуправством”. От имени нескольких жителей М.

Мусаев подал иск с требованием признать указ недействительным.

22 марта 2013 года Ставропольский краевой суд отказался удовлетворить иск. Мурад Мусаев подал апелляционную жалобу в Коллегию Верховного суда России, но она также была отклонена.

Уголовное дело в отношении Мурада Мусаева

7 ноября 2013 года Следственный комитет РФ возбудил в отношении М. Мусаева два уголовных дела — по обвинению в подкупе свидетелей убийства бывшего полковника Юрия Буданова в целях дачи ими ложных показаний (ч.4 ст.

309) и угрозах присяжным заседателям, участвовавшим в рассмотрении дела в отношении Темирханова (ч.1 ст.294).

Официальный представитель СК РФ Маркин заявил, что следователи  располагают видеозаписью, на которой видно, как Мусаев пытается подкупить свидетелей.

Мурад Мусаев отверг все обвинения следствия и заявил, что уголовное преследование призвано нейтрализовать его работу по трем процессам, в которых он задействован — помешать подаче апелляции по делу об убийстве Юрия Буданова, дискредитировать адвоката в деле об убийстве Анны Политковской и оказать давление на присяжных заседателей по делу в отношении Вячеслава Цеповяза.

13 января 2014 года в доме Мусаевых проводился обыск. В ходе обыска в квартире, где, по словам Мурада Мусаева, проживает его старший брат Магомед Мусаев, был обнаружен пистолет. Также обыски прошли у коллеги Мурада Мусаева – Дарьи Трениной. 

28 января 2014 года в Москве состоялась пресс-конференция, посвященная делу Мусаева. В ходе нее отец М.

Мусаева адвокат Алаудин Мусаев рассказал, что 13 января обыск, в ходе которого был обнаружен пистолет, был проведен в квартире, с которой Мусаевы съехали еще два года назад.

 Алаудин Мусаев также заявил, что в ходе обыска был допущен ряд нарушений. В частности, был конфискован его личный адвокатский архив.

Сам Мурад Мусаев на пресс-конференции заявил, что давление на него связано с его ролью в ряде резонансных дел. В частности, говоря о деле Политковской, Мусаев отметил, что представители обвинения затягивают процесс. “Они что-то ждут – возможно, и решения по делу против меня, надеясь, что если приговор будет обвинительным, то у них будут развязаны руки”, – подчеркнул адвокат.

Комментируя предъявленные обвинения, Мурад Мусаев также отметил, что оба якобы подкупленных им свидетеля подробно рассказали о том, как их вынуждали его оговорить. 

29 января участники прошедшей в Москве пресс-конференции “Угроза адвокатскому сообществу – угроза государству и безопасности” завили, что обыск на квартире семьи адвоката Мурада Мусаева был проведен с нарушениями, следствие препятствует работе адвокатов.

Биография

Мурад Мусаев родился в 1983 г. в г. Грозном.

Учился в школах №26 и №1 г. Грозного, в школе “Buckswood Grange” в Великобритании.

В 2000 году с золотой медалью окончил Московскую школу №75.

В 2005 году с отличием окончил юридический факультет Всероссийской Государственной Налоговой Академии МНС РФ, факультет «Философия и юриспруденция» Государственной Классической Академии им. Маймонида, факультет «Финансы и кредит» Академии Бюджета и Казначейства МФ РФ 1, Институт международного права МГИМО.

Позднее дополнительно закончил Московский Государственный Открытый Университет.

В 2004 году стал самым молодым адвокатом в истории России, работал в Московской Коллегии Адвокатов «Александр Добровинский и партнёры».

В 2010 году учредил и возглавил Адвокатское бюро “Мусаев и партнёры”.

Занимает пост заведующего кафедрой адвокатуры Государственной классической академии имени Маймонида.

Владеет чеченским, русским, английским и французским языками.

Награждён серебряной медалью имени Ф. Н. Плевако.

Источники:

  1. Адвокат, защищавший убийцу Буданова, пришел в СКР спросить о делах против себя, но его туда не пустили. – NEWSru.Com, 7.11.2013 г.
  2. Руслан Караев. “Вундер-адвокат Мурад Мусаев”. – Республиканская газета “НИЙСО” (Дагестан), выпуск № 2 (510), 2011 г.
  3. Сайт Государственной классической академии имени Маймонида.

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/233096/

Атакующий адвокат

Чеченский адвокат мурад мусаев. Резонансные дела, которые вел адвокат мурад мусаев

9-02-2012 4 586

Мурад Мусаев – восходящая звезда на небосклоне российской юриспруденции. Одновременно обучаясь очно сразу в двух вузах, он их закончил, получив два красных диплома.

Параллельно работал практикующим адвокатом и зарекомендовал себя блестяще, выиграв ряд громких дел на федеральном уровне.

Мурад Алавдинович еще со студенческой скамьи отличался научным подходом к сложным вопросам юриспруденции и в ранние годы подготовил и защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Даже придирчивые оппоненты с громкими именами в ученом мире по достоинству оценили труд Мусаева.

Но он на этом не остановился, продолжая практиковать, Мурад Алавдинович написал докторскую диссертацию на актуальную тему: «Правовая и социальная защита жертв преступности в России».

Это объемная монография в 350 книжного формата страниц и представляет собой системное изучение вопросов правовых и социальных средств защиты преступных посягательств и злоупотребления властью с использованием отечественного и международного опыта.

Проблемы защиты жертв преступлений, включая жертв терактов, рассматриваются им в сфере уголовной политики государства и соответствующих социальных мер. В числе задач уголовного судопроизводства обосновывается приоритетное значение защиты потерпевших, что связано с необходимостью концептуальных изменений УПК РФ.

На базе обобщенного отечественного и зарубежного опыта предложены ориентиры определения размеров денежных компенсаций имущественного и морального ущерба жертвам преступлений и злоупотребления властью.

Обосновывается необходимость создания комплексного правового акта – кодекса защиты жертв преступлений и злоупотребления властью и положения о государственном и общественных фондах помощи жертвам преступлений.

Монография М. Мусаева состоит из 10 глав, вступления и заключения.

Углубляясь в содержание его фундаментального научного труда, начинаешь понимать, что ограждение граждан от преступных посягательств, материальной и психологической компенсации вреда, причиняемого жертвам преступлений, становится одной из актуальных задач современного государства и общества.

Решению этой задачи во многих странах посвящаются специальные законодательные акты, создаются государственные и общественные фонды помощи жертвам преступлений. Российское законодательство в этом отношении существенно отстает от зарубежного, считает молодой практик и ученый.

Он резонно констатирует: «Надежды на изменения, связанные с судебно-правовой реформой, не оправдались. Одним из существенных недостатков УПК РФ (Уголовно-Процессуальный кодекс) является его однобокая ориентация на защиту обвиняемого и игнорирование интересов процессуальной фигуры потерпевшего.

И таким образом выводы криминологической науки о том, что граждане, пострадавшие от преступлений, как правило, избегают обращений за защитой в наши правоохранительные органы, считая это бесполезным, сохраняют свою актуальность и сегодня», – таково твердое убеждение Мурада Мусаева, соискателя теперь ученой степени доктора юридических наук, которому, кстати, 25 лет от роду.

Тем не менее, аргументированные тезисы, изложенные им в монографии «Правовая и социальная защита жертв преступности в России» отличаются новизной, убедительностью и глубиной мысли, основывающихся на неопровержимых аргументах и фактах.

– Нет надежной статистики, свидетельствующий о количестве лиц, пострадавших от преступлений, – заявляет соискатель.

– Отдельные официальные источники сообщают, что это число перевалило за два миллиона человек и составляет ныне 2303756 человека.

Подлинное число и преступлений, и жертв преступности неведомо ни правоохранительным органам государства, ни криминологической науке. Осведомленные же эксперты предлагают увеличить официальные статистические данные в 7-10 раз.

И далее, опираясь на неопровержимые официальные данные, соискатель Мусаев заявляет следующее: «Удельный вес возмещения вреда, причиненного гражданам и юридическим лицам по делам, оконченным производством следователями Следственного комитета в 2008 году, составил всего лишь 12,2 процента, а за последние 8 лет осталось нераскрытыми 11,3 миллиона преступлений – официально зарегистрированных».

Привлекает внимание и такая информация, присутствующая в монографии Мусаева: «В последние годы были проведены рядом авторов значительные исследования положения потерпевшего в уголовном судопроизводстве. Но их рекомендации о защите потерпевших остаются в запасниках юридической науки.

В сущности, такую же судьбу постигли и многие международные пакты, объявленные, между прочим, частью правовой системы России.

В частности, «Декларацию основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью», принятую 96-м пленарным заседанием Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1985 года».

Каждая из десяти глав исследования Мурада Мусаева пронизана красной нитью обобщения уже выстраданных идей, носит характер напоминания о них и предлагает посмотреть на проблему правовой и социальной защиты жертв преступлений с позиции современной преступности, правовой идеологии и нынешнего законодательства, включая международный опыт защиты жизни, здоровья, имущества и доброго имени гражданина России.

…Проведенное исследование Мусаева, посвященное жертвам преступлений в стране отразило неудовлетворительное состояние правовых и социальных средств защиты этой ущемленной части населения страны.

Выводы автора монографии и сделанные им предложения о позитивных изменениях ситуации основаны на анализе статистики правоохранительных ведомств, действующего законодательства и практики высших судебных органов страны, достижений отечественной науки преимущественно уголовно-правового и социолого-криминологического цикла.

Важным источником конструктивных идей и их правового обоснования в монографии явилось использование метода сравнительного правоведения, позволившего оценить международные принципы и нормы, а также законодательного ряда государств Запада в области защиты жертв преступлений и злоупотреблений властей. В этой связи ученым обосновывается необходимость ужесточения правовых гарантий регистрации обращения граждан с сигналами о совершенных преступлениях.

Автором предлагается разработать проект закона «О защите жертв преступлений» с учетом достижений отечественной науки и рекомендаций органов международного сообщества. Отсутствие такового оставляет граждан беззащитными перед нарастающей преступностью, большая часть которой не только не раскрывается, но и не регистрируется даже при наличии убедительных сигналов…

Докторская диссертация кандидатом наук Мурадом Мусаевым будет, вне всякого сомнения, защищена. В этом со мной согласится всяк, ознакомившийся с его чрезвычайно серьезной монографией, которую без преувеличения можно назвать новым словом в науке юриспруденции.

В заключение не могу не привести один из многих в его адвокатской практике эпизод, любезно предоставленный нам талантливым поэтом и писателем Мусой Гешаевым.

«Пишу это, а по ТВ транслируется заседание суда в Ростове по делу Ульмана и его молодцов. Ульман и двое стрелков по живым мишеням сбежали. Их объявили в розыск.

Мурад Мусаев, адвокат пострадавших, спокойно говорит: «Они заслужили наказание — двадцать с лишним лет. И — исчезли». Этот юноша умно и достойно защищает истину. Он спокоен, ибо праведен.

И благороден! Истинный сын своего отца Алауди и внук деда Нажмудина.

Вот выдержка из речи адвоката Мурада Мусаева по делу Ульмана и его сообщников 4 апреля 2007 года. Прочитайте, и вы убедитесь, каков Мурад Мусаев как адвокат в свои двадцать два года и каково его будущее:

«Отстаивая свои права, подсудимые ссылались на Конституцию РФ. Значит, знают основной закон, статья 20 которого гласит: “Каждый имеет право на жизнь”. Итак, приказ, полученный Э. А. Ульманом, А. Е.

Калаганским и В. Н. Воеводиным от А. В. Перелевского, являлся заведомо преступным, а значит, указанные лица несут уголовную ответственность на общих основаниях, как то установлено ч. 2 ст. 42 УК РФ.

…Что еще? Подсудимые нам говорят, что приказ есть приказ, каким бы он ни был, приказ должен исполняться беспрекословно. Есть приказ — стреляй. Безоружного, беспомощного — стреляй. Лесника, учителя — стреляй. Старика, женщину — стреляй! Есть приказ — гори все синим пламенем!

И вот у меня возник вопрос: а что, если бы 11 января 2002 года Ульману на дороге подвернулись не родственники моих уважаемых доверителей, а его собственные родные? Стал бы он также рьяно выполнять “засадные действия” и стрелять по машине, если бы допускал, что в ней могут быть не чужие, а его собственные брат или сестра? Стал бы он “беспрекословно и в срок” умерщвлять своих близких по приказу хоть трижды Переловского? Приказал бы он “Цыбденычу” стрелять по бездыханному телу своего брата, также, как по Абдул-Вахабу Сатабаеву, чей брат находится в этом зале?

А “господин оперативный офицер” Перелевский? Стал бы он прикидываться “передаточным звеном”, кабы по рации передали паспортные данные членов его семьи, а не “каких-то там чеченцев”? Стал бы он, не разбираясь, ульмановым кричать: “У тебя все двухсотые!”? Или все-таки отнесся бы к делу более ответственно? А стал бы он, хоть бы и по приказу самого верховного главнокомандующего, руками своих подчиненных убивать своего сына, как убил чужого?

А Калаганский стал бы стрелять в свою жену также послушно, как стрелял в Зейнап Джаватханову — жену присутствующего здесь Мухамеда Салманова? Сделал бы он “беспрекословно и в срок” сиротами своих детей, также как семерых детей Зейнап?

Помните, как у подсудимого Воеводина заболел отец? Как уважаемые защитники взывали нас подойти к ситуации “по-человечески”? Так вот интересно, стал бы Воеводин “беспрекословно и в срок” стрелять в спину своему любимому отцу? Убил бы он своего отца также, как отца четверых детей Шахбана Бахаева, как отца пятерых детей Хамзата Тубурова? Или, все-таки, “подошел бы к ситуации по-человечески”?

Так любой ли приказ должно выполнять беспрекословно и в срок?! Или все-таки не любой?! Мы не на допросе, уважаемый суд, поэтому вопросы мои — риторические. Но мы все знаем на них ответы.

И наконец, уважаемый суд, мы обратимся к коронному понятийному аргументу подсудимых, пусть он и не основан на действующем законе.

Дело в том, что нам много раз приходилось слышать, как Ульман и его сообщники, оправдываясь, прибегают к псевдосолдатской, квазиофицерской риторике. В свое оправдание они рассказывали нам об укладе военной жизни, неписаных правилах спецназа, кодексе чести офицера и всякой другой армейской “высокой материи”.

Мы хотим заметить, уважаемый суд, что все это суть пустословие: настоящий офицер и честный воин, коим хочет казаться каждый из подсудимых, скорее застрелился бы сам, нежели выстрелил бы в спину беспомощной женщине!

Ульман и его сообщники переступили не только писаный уголовный закон, не только уставы воинской службы, но и все возможные этические нормы: от заповеди “не убий” до правил мужской и офицерской чести! Тем они и заслужили именоваться «псами войны», но никак не солдатами и не офицерами.

Это все, что мы намеревались сказать по существу обвинений, предъявленных подсудимым, и позиции стороны защиты в настоящем уголовном деле. Во всем, что не охвачено нашим выступлением (в частности, в рассмотрении вопроса об уничтожении имущества и превышении должностных полномочий), мы просим суд руководствоваться принципом аналогии, а также выступлением государственного обвинителя.

Что касается наказания, то мы считаем, что никакая мера не является достаточной для подсудимых убийц, и оставляем выбор вида и размера наказания на усмотрение прокурора и в конечном итоге суда.

Считаем, однако, должным высказаться по существу “смягчающих обстоятельств”, о которых ранее говорил уважаемый государственный обвинитель. Первое обстоятельство — положительные характеристики на подсудимых с места службы.

Они, на наш взгляд, заслуживают не большего доверия, чем другие документы, фальсифицированные командованием подсудимых с целью избавления последних от уголовной ответственности. Второе же — малолетние дети Калаганского и Перелевского.

В связи с этим просим уважаемый суд обратить внимание на то, что у подсудимых, в сумме на четверых, трое детей (и дай Бог здоровья этим детям). Что же касается людей, безвинно убитых подсудимыми зимой 2002 года, то у них был двадцать один ребенок. Вдумайтесь в это: двадцать одна сирота.

У меня все, уважаемый суд. Благодарю за внимание».

…Как говорится, комментарии излишни.

Олег Джургаев

checheninfo.ru

Источник информации : http://www.vesti-respubliki.ru/

Календарь новостей

«    Май 2020    »ПнВтСрЧтПтСбВс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Смотреть все новости

ЧЕЧНЯ. ФК «Ахмат» объявил ание за дизайн формы на следующий сезон

Онлайн вещание “Грозный” – “Вайнах”

Источник: http://www.checheninfo.ru/10834-atakuyuschiy-advokat.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.