+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Анастасов монастырь возле одоева. Богородице-рождественский анастасов монастырь

Возвращение святыни

Анастасов монастырь возле одоева. Богородице-рождественский анастасов монастырь

О преображении обители, чем живёт она сейчас и о планах на будущее корреспондентам рассказал настоятель монастыря игумен Парфений.

Игумен Парфений: «Человек состоит из души и тела. И обе эти части должны трудиться в равной степени. Молитва – работа души, физический труд – работа  тела. Перекос в одну из  сторон – нарушение гармонии. Монах много работает и молится, значит, он личность гармоничная»

– Сам я родился в обычной московской семье. Был как все: учился в школе, занимался спортом – тяжёлой атлетикой. Отслужил два года в армии. Поступил в институт историко-архивный, но довольно скоро понял, изучая материалы разных партийных съездов, конференций и пленумов, что «грызу гранит» не той науки, и оставил учёбу.

В начале 80-х по­знакомился с очень интересными, высокообразованными людьми. Некоторые имели хорошие библио­теки, и в числе прочих книг (мы тогда голодные до чтения были!) брал я у них почитать и духовную литературу. Чем больше я читал, тем яснее понимал, что строителем коммунизма быть не хочу.

И что привлекает меня иная стезя – та, что ведёт к Богу.

Дорога к храму

Когда узнал, что начали восстанавливать Даниловский монастырь, пошёл туда подсобным рабочим – раствор месил, кирпичи подавал и пр. и пр. Интересные ребята в бригаде подобрались, все верующие.

Большинство из них, как и я, подвизались потом по духовной линии.

Год был послушником в Даниловском, потом ушёл в Оптину пустынь, принял постриг от тогдашнего наместника, архимандрита Евлогия, и остался служить на целых 14 лет.

Однажды приехал к нам знакомый мужичок из Тулы: «Был в Одоеве, где когда-то монастырь стоял. Места красивейшие! И храм Рождества Богородицы сохранился древний!» Духовник мой, схиархимандрит Илий (теперешний духовник Патриарха. – Прим.

автора) и говорит: «Вот и дело тебе, займись восстановлением обители!» Позвонил тогдашнему епископу Тульскому и Белевскому Кириллу, поделился идеей, и она нашла поддержку.

В 2002 году по благословению Патриарха всея Руси Алексия II Анастасов Богородице-Рождественский монастырь было решено восстанавливать, меня назначили его настоятелем.

Начало

В феврале 2002-го приехали мы, трое оптинских монахов, на место, увидели действительно красивейшие места и… руины когда-то прекрасного храма. Зашли: сосульки сверху огромные из пролома в крыше свисают, окон и дверей нет. У нас икона с собой была, Рождества Богородицы. Отслужили молебен.

А дальше что делать – не знаем, переночевать и то негде. К вечеру, правда, знакомая нашла в Одоеве маленький домишко под съём. Целыми днями занимались подготовкой к работе – документы нужные собирали, то да сё. Вечером печку затопим и возле неё спать ложимся.

Потом в деревне Анастасово купили три домика-развалюшки, местные помогли их отремонтировать.  

Потихонечку стала братия собираться. Из Оптиной двое иеро­монахов пришли – Корнилий и Даниил. В престольный праздник Рождества Богородицы, 21 сентября, отслужили первую службу в Екатерининском приделе храма, который сами привели в относительный порядок.

Рабочих-то поначалу и нанимать было не на что. Когда появились кое-какие средства, взяли строителей из Молдавии, но они оказались халтурщиками. Пришлось расстаться. Что делать, неясно. И тут, после 12 лет работы в Оптиной пустыни, освобождается бригада – каменщики прекрасные, отделочники.

Пригласили их, и с тех пор они здесь и трудятся.

С Божьей помощью

Бог нас не оставляет своей помощью. Пару случаев приведу для примера. Надо было делать кровлю. Дело это непростое, мастеров немного, и к ним очередь загодя выстраивается.

Нашли мы хорошего кровельщика, но он выставил очень серьёзную цену! У нас даже десятой части её не было. Тут я вспомнил архимандрита Моисея, одного из первых настоятелей и строителей Оптиной пустыни.

Рассказывали, что строительные работы часто он начинал без денег, с надеждой на Божью помощь, и Господь всегда помогал – посылал в нужное время щедрых жертвователей.

Помолился я ему усердно и наутро сказал кровельщику: «Начинай работу!» Буквально через неделю встречаю в Москве одноклассника, разговорились, и оказалось, что он металлом занимается. Когда узнал, что нам медь нужна, пожертвовал две тонны! Без денег, без документов, от души просто.

Проходит какое-то время, звонит мне другой человек: хочу вашему монастырю помочь. А мы до этого виделись-то один раз всего, он приезжал в самом начале восстановительных работ.

Ходил долго, смотрел, в каких условиях живём, как трудимся, вздыхал, головой качал. Я отцу Пахомию, эконому, говорю – съезди, забери, что дадут.

Он поехал, перезванивает: «Мне конверт дали, а в нём столько денег!» Привёз конверт – а там пачка долларов. Хватило и кровельщику заплатить, и ещё на многое.

Нынче храм почти полностью восстановлен, осталось поставить иконостас в приделе Варлаама Хутынского. Возведены братские корпуса, хозяйственные постройки, начато строительство монастырской трапезной.

Обустроили источник, который назывался в народе Гремячим. Храм над ним возвели, иконостас установили, часовню с купелью.

Если архиерей благословит, летом освятим в честь чуда святого Архистратига Михаила в Хонех.

Ещё гостиничку при обители хотим маленькую построить для паломников… Планов много, успеть бы их все выполнить.

Жизнь по уставу

Сейчас в монастыре 22 монаха и послушника (это те, кто собирается принять монашество). Несколько человек учатся заочно в Тульской духовной семинарии, летом, может, ещё кого-нибудь туда пошлём. Я считаю, что духовное образование выстраивает у человека правильное представление о вере, о Боге, о спасении души…

День наш в обители начинается и заканчивается молитвой. Сердце монастыря – храм, где проходят богослужения. Первая служба – в 7 утра, заканчивается в начале 11-го. В полдень обед. Потом – выполнение послушаний. С 18.00 до половины восьмого – вечерняя служба. После ужина – келейное время, когда каждый волен заниматься своими делами. Помолившись, ложимся спать.

В новой пекарне монах Архипп осваивает выпечку особого монастырского хлеба – бездрожжевого, на живой закваске

Что касается послушаний, то они разные. Четверо человек, например, обслуживают трапезную: еду готовят, посуду моют, накрывают на стол. Другие трудятся в курятнике, в прачечной, в просфорне, убирают храм.

В скиту, около источника, имеется у нас небольшая пасека, с весны до осени там дел хватает. Недавно построили хлебопекарню, хлеб печём полезный, бездрожжевой.

В сезон на огороде растим овощи, зелень, делаем заготовки на зиму.

Но главная общая забота – заготовка дров, так как газ к деревне Анастасово
не подведён.

Хоть народ у нас физически довольно крепкий, но возраст большинство имеет далеко не юношеский. А дров требуется монастырю на сезон не менее 300 кубов! Молодёжь редко приходит теперь, в основном те, кто получил воспитание в советские времена. Хорошее было воспитание. И образование тоже. Нынешние – слабенькие, не привыкли к трудностям…

О Великом

Сейчас идёт Великий пост, самый долгий – 48 дней. Монахи обязаны соблюдать его очень строго. От мирян такового не требуется. Да, им предписаны некоторые ограничения, но все они связаны более с работой души, а не с угнетением желудка.

Господу важнее, когда верующий сумеет воспитать в себе покаяние, осветить душу любовью к ближнему, задержаться, в конце концов, в нарастающей «гонке потребления». Ведь счастье, как с возрастом выясняет почти каждый, не зависит от богатств материальных.

Понять это, осознать сердцем и есть цель Великого поста.

Богородице-Рождественский Анастасов монастырь основан в XVI веке князем Иваном Михайловичем Воротынским и назван по имени первого настоятеля, игумена Анастасия.

В 1550-х годах в монастыре была построена деревянная церковь, на месте которой в 1669-1675 гг. был воздвигнут дошедший до наших времён каменный храм. Был закрыт в 1931 году, использовался в качестве зернохранилища.

Анастасов монастырь является архитектурным памятником государственного значения с 1960 г.

Галерея

Источник: https://myslo.ru/city/reviews/places/vozvrashchenie-svyatini

Главное послушание — молитва

Анастасов монастырь возле одоева. Богородице-рождественский анастасов монастырь

Богородице-Рождественский Анастасов монастырь (Одоевский район) начал восстанавливаться 12 лет назад. За это время здесь многое изменилось, но до окончательного завершения работ еще очень далеко.

Наши предки умели строить

— Тут трудов на целую жизнь хватит,— говорит настоятель монастыря отец Парфений.— Но это радостные труды…

У Анастасова монастыря — древняя история.

Он был построен в 1550-х годах на средства князя Ивана Михайловича Воротынского и его супруги Анастасии (по одной из версий, монастырь был назван в ее честь, но большинство историков считают, что скорее в честь одного из первых игуменов Анастаса).

Во владение обители дали четыре деревни — 244 крестьянских двора, но жили они «в скудности», содержать монастырь было не на что, и в результате к 1722 году здесь, кроме игумена, не осталось ни одного монаха.

В 1764 году обитель была упразднена и превращена в село Анастасово. Монастырские строения ветшали и разрушались. Уцелел лишь каменный храм Рождества Пресвятой Богородицы, возведенный в 1669 году на месте старого, деревянного.

Храм уникальной для наших мест архитектуры с характерными для древнерусского зодчества композиционными приемами: асимметрия, сложность организации пространства — и удивительная свобода.

Здание прямоугольное, с пятью куполами и шатровой трехъярусной колокольней.

Храм расположен в живописнейшем месте: на холме, на берегу Упы, в ландшафт вписан безупречно. То, что он сохранился до наших дней,— настоящее чудо, особенно если учесть, что в 30-х годах прошлого века его закрыли и приспособили под овощной склад. Здание устояло благодаря очень толстым стенам: наши предки умели строить.

— В 2002 году по благословению Патриарха всея Руси Алексия II обитель решили восстанавливать, а меня назначили ее настоятелем,— вспоминает игумен Парфений.— Мы сюда приехали вчетвером. Из всех монастырских построек тогда оставался только храм, но и он стоял в руинах: без окон, без дверей, без крыши, с проломанными сводами. Жить нам было негде — пришлось купить три дома в деревне Анастасово…

Отец Парфений родился в Москве. В 23 года пришел в Даниловский монастырь, в 26 — принял постриг. Большую часть жизни был насельником обители в Оптиной пустыни.

К слову, многие из сегодняшней анастасовой братии, а всего в монастыре в настоящее время живут 25 монахов, в прошлом — оптинские.

Сколько стоит дареный конь

Сегодня трудно поверить, что еще чуть больше десяти лет назад в этом месте стоял лишь полуразрушенный храм — и больше ничего.

На монастырской территории появились несколько корпусов с кельями для братии, небольшой гостиницей на 7 мест (только для приезжающего духовенства, паломников здесь пока принимать нет возможности), с трапезной.

Возведены хозяйственные постройки и часть стены, которой в будущем будет обнесена вся обитель.

Все строения строго выдержаны в стиле XVII века и составляют единый архитектурный ансамбль с центральным зданием — храмом. Многие из приезжающих даже думают, что все это сохранилось с тех самых времен. Увы, не то что зданий, даже описаний, какими они были, не осталось. Только фундаменты.

Строительные работы ведет специальная бригада из пяти человек, насельники ей помогают — это лишь одно из послушаний. А их немало: в обители есть своя пекарня, просвирня, огород, куры и корова.

Монахи все делают сами: готовят, стирают, убирают, летом собирают грибы и ягоды и делают заготовки на зиму. Выезжают в город за продуктами, которые невозможно вырастить самим: например, подсолнечным маслом и крупами.

В общем, работы много.

— Наш день начинается в 7 часов утра службой в храме. Затем работа: у каждого свое послушание,— продолжает игумен.— В полдень — обед, после него до 14.

00 — келейное время (то есть свободное, мы в начале второго, например, наблюдали, как один из братьев направился к Упе с удочкой.— И. С. ). Потом снова работа. День заканчивается в 19.30 ужином.

Если у нас праздничная вечерняя служба, то позже. Каждый ложится спать, когда считает нужным…

Одна из важнейших обязанностей монахов — заготовка дров на зиму. Дело в том, что ни к монастырю, ни к домам в Анастасово до сих пор не подведен газ. Конечно, это создает много проблем и для обители, и для местных жителей — тем более что с началом восстановления монастыря жизнь в деревне заметно оживилась.

Отец Парфений показывает нам летний храм — восстановительные работы в нем планируют закончить к августу-сентябрю, после чего храм освятят. А пока службы идут в зимнем: небольшом, очень уютном, с великолепно, в древнерусском стиле расписанными стенами.

Летний храм обещает быть другим — более торжественным. Уже почти готов иконостас, декорированный тонким резным деревянным орнаментом: его по просьбе о. Парфения для Анастасова монастыря делали мастера из Оптиной пустыни.

Впечатляет паникадило — кованая, с цветными вставками люстра, выполненная в эстетике XVII века — это работа кузнеца, уроженца Тулы, ныне живущего в Калуге. У стены расставлены деревянные кресла (стасидии) с откидными сиденьями, высокими спинками и подлокотниками.

Они позволяют монахам выдержать долгие уставные службы.

— Службы действительно у нас бывают очень длинные,— говорит игумен.— Все-таки наше главное послушание — это молитва…

Обращаем внимание на большое резное распятие на богато украшенном постаменте. Отец Парфений признается, что выменял его у резчика из Новомосковска на лошадь, которую пожертвовал обители один из благотворителей.

Животное оказалось породистым и для поденной работы не предназначенным. Его пытались запрячь, да быстро поняли, что это плохая идея. «Дареного коня» обменяли на крест, который обошелся бы обители в 150 тыс. рублей.

О. Анастасий из Сан-Франциско

Игумен подчеркивает: монастырь живет и строится исключительно на пожертвования.

Благотворителей немало: службы проходят здесь ежедневно, а в праздники собирается множество людей — верующие приезжают не только из Одоева и Тулы, но и из Москвы, иногда целыми автобусами. Кто-то дает деньги, кто-то помогает стройматериалами.

Вот недавно монастырский парк пополнился стареньким «Рено». В обители, между прочим, есть не только легковушки, но и КамАЗ: в условиях бесконечной стройки это необходимость.

Из зимнего храма выходим на открытую галерею. Вид на Упу и Одоев — потрясающий. Отец Парфений показывает нам место, где когда-то располагалось большое монастырское кладбище. Сейчас от него почти ничего не осталось.

А когда-то здесь стоял памятник гражданину Одоева Никите Колупаеву, который в 1612 году не присягнул на подданство Лжедмитрию, за что его и сбросили с башни Одоевской крепости.

Памятник не сохранился, но монахи решили восстановить историческую справедливость и поставили в честь героя Смутного времени высокий деревянный крест.

Самому молодому из насельников Анастасова монастыря — 30 лет. Был, правда, двадцатилетний брат, но его перевели в другую обитель: так и не смог парень привыкнуть к неустроенному быту и каждодневному физическому труду. Отец Парфений сокрушается: нынешнему молодому поколению не хватает выносливости и крепости.

Монахи родом из самых разных мест, в том числе из Владивостока и Узбекистана. А самому старшему — отцу Анастасию, приехавшему в монастырь из США, в следующем году исполнится 100 лет.

У отца Анастасия — драматическая судьба. Он родился в 1915 году в Вятке в семье священника. Отца расстреляли в 1937 году. Во время Великой Отечественной войны о. Анастасий попал в плен к немцам, потом жил в разных странах — Аргентине, Лихтенштейне, Италии.

Наконец, осел в Америке: служил в Сан-Франциско в православном храме. В середине 70-х прошлого века собрался было умирать, даже купил место на местном кладбище. А потом передумал. Место на кладбище продал и стал мечтать о возвращении на родину.

Узнав, что в России восстанавливается Анастасов монастырь, отец Анастасий понял, что его место — именно здесь…

Источник: https://mk.tula.ru/articles/a/39552/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.